Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь Желаний (страница 20)

   - Минус пять баллов Фалстриму за неприкрытое злорадство по отношению к товарищу, попавшему в неприятность, - не менее злорадно объявил учитель. – Итак, кто дерзнет рассказать остальным об этих неведомых и загадочных зверюшках?
   Профессор Батлер прогулялся между рядов парт, внимательно вглядываясь в лица первокурсников.

Желающих не находилось. И тогда он остановился напротив парты даркхольцев.
   - Ну, уж вы то просто обязаны ответить правильно, - его взгляд перебегал с Кианы на Инхеля и обратно, зацепив по пути Релкама. Но и они только пожали плечами в недоумении. – Минус семь баллов Даркхолу за незнание того, что вы обязаны знать лучше других.
   Преподаватель развернулся к потрясенным ученикам спиной и спокойно, как ни в чем не бывало направился к своему столу. А Каджи быстренько оторвал кусочек пергамента и написал записку друзьям, решив без надобности не разевать рот, напрашиваясь на очередные неприятности: “Мне он совсем не нравится!”. И перебросил ее через плечо на заднюю парту. Янка успела прочитать послание, пока оно писалось, и, поджав губы, утвердительно покивала головой, соглашаясь с другом.
   Только успел Баретто развернуть пергамент, как тот вырвался из его пальцев и медленно проплыл к насмешливо прищурившемуся учителю. Профессор Батлер уже, оказывается, успел вернуться к своему столу и, не напрягаясь, разгадал Гошин ход.
   - Еще минус пять баллов Блэзкору за нарушение дисциплины на уроке, - оскалился Своч, правда не сказать, что радостно, скорее, по привычке или необходимости.
   Потом он внимательно прочитал записку, а Каджи готов был рвать и метать от злости, досады и обиды. И ему самому непонятно было, к кому эти чувства относились: к декану Даркхола или к собственной персоне. А профессор Батлер тем временем несколько озадаченно почесал белобрысый затылок и, спрятав послание в карман, пристально посмотрел на проштрафившегося ученика. Затем сделал жест рукой, чтобы он встал. И Гоша подумал, что его сейчас или просто выгонят с урока, как поступили бы в магловской школе или еще чего похуже произойдет, но общение с Этерником вечером наверняка обеспечено. И хорошо если оно закончится наказанием, а не отчислением.
   - Проблема в том, Каджи, - Своч задумчиво потеребил свой слегка небритый подбородок, - что вы мне тоже совсем не нравитесь. И как же мы выйдем из этой щекотливой ситуации?
   Гоша ожидал чего угодно, но только не этого спокойного и задумчивого тона. То, что он не нравится учителю – не новость. Но вот как это было сказано. И вероятно, поэтому парнишка не придумал ничего лучше, чем ляпнуть:
   - Может, вы просто будете учить, а я – учиться?
   Декан Даркхола основательно подумал над предложением, а потом слегка ухмыльнулся.
   - Что ж, вполне разумно. Впервые за сегодняшний день я услышал от вас хоть что-то толковое, - и профессор Батлер сделал знак Гоше садиться. – Я отменяю последние штрафные баллы, что начислил факультету. Лучше уж сразу же расставить все точки над “i”, вы правы, Каджи.… Итак, господа первокурсники, дэймолиши или как их еще называют иногда - “сухопутные пираньи”. Встречайте.
   Своч резко взмахнул своей волшебной палочкой, и шторы на окнах послушно сдвинулись. В классе воцарился полумрак. Еще одно движение руки, и черная ткань покорно отлетела в сторону. А на столе находился аквариум, или точнее, стеклянный куб, внутри которого кто-то присутствовал.
   Этот кто-то очень напоминал собой мехового колобка размером с кулак взрослого человека. И колобок этот был утыкан множеством часто моргающих мелких глазенок. Но глаза – это совсем не главное, что у него имелось. Ртов, заполненных мелкими острыми зубками, у него по всей окружности было пораскидано еще больше. И катался этот колобочек по своей клетке крайне шустро.
   - Какая прелесть! – послышался позади Каджи Анькин радостный возглас.
   - Да уж, согласен с вами, Лекс, - учитель глянул на девчонку заинтересованно, не ошиблись ли стихии при выборе факультета для нее. - Существо и на самом деле замечательное. И очень редкое. Вот только эта прелесть, как вы изволили выразиться, слишком прожорлива. Ест любую органическую пищу, даже косточек не оставляет. И если я сейчас ее выпущу, то далеко не все из вас успеют убежать из класса. Кое-кто останется здесь на обед.
   Декан Даркхола сделал пару шагов в направлении стеклянной клетки и положил на нее руку. Скажем так, у многих первокурсников сердца тут же ушли в пятки, зато ноги сами собой приготовились в случае необходимости рвануть к выходу из класса на скорости, достойной занесения в книгу непобиваемых рекордов. Но профессор Батлер всего лишь полюбовался мелким монстренком изблизи и снова повернулся к ученикам.
   - Дэймолиш – существо демонического класса и потому очень любит темноту. Любимым местом обитания у них являются глубокие и просторные подземелья. Живут в одиночку. Но когда пищи в достатке они могут сбиваться в стадо, иногда достигающее количества пары десятков особей. Только это происходит крайне редко. Мозгов у них в нашем понимании нет, но инстинкт выживания потрясающий. Легко могут обходиться без пищи что-то около трех месяцев, потихоньку худея. Но при возможности жрут, не переставая. И чем больше дэймолиши едят, тем крупнее становятся. Но, вырастая в размерах, у них пропорционально растет и аппетит. Поэтому-то они крайне редко собираются в стадо, иначе при недостатке пищи начинают пожирать друг друга, пока не останется один единственный победитель. Вы все еще считаете, что они прелесть, Аня?
   Но близняшка уже отрицательно мотала головой, только черные волосы заметались туда-сюда. А Своч, удовлетворенно хмыкнув, продолжил рассказ:
   - Не советую вам попадаться им на глаза, в противном случае считайте, что уже попали и на зуб.
   Первокурсники зачарованно наблюдали за дэймолишем, беснующимся в своей стеклянной клетке так неистово, словно он почувствовал присутствие поблизости от себя шведского стола со всевозможной закуской. А “закуска” даже не дышала почти, только хлопала ресницами, каждая за своей партой. Учитель дал им время, чтобы осознать опасность, которая исходила от мехового клубка глаз и зубов. А потом стал рассказывать первокурсникам, как же бороться с этим чудо-юдом, не дай бог, они встретятся случайно нос к носу.
   - Дэймолиши, обладая помимо кучи глаз еще и очень тонким слухом, крайне не любят громкие звуки, от которых они буквально цепенеют. Убить их этим невозможно, но обездвижить на время – вполне. И, конечно же, они, как и многие другие представители подземелий, ненавидят яркий свет. Как жаль, что сегодня пасмурный день.
   Декан Даркхола взмахнул легонько палочкой, и шторы на окнах тут же разъехались в стороны. А в классе стало намного светлее. И все обратили свое внимание на клетку. Дэймолиш внутри куба еще неистовее прежнего заметался из стороны в сторону, но спрятаться от света ему было не суждено. И Батлер поставил точку в их сегодняшнем образовании, направив острие палочки на существо.
   - Люмос! – и из нее вырвался пучок света, угодив прямо в центр колобка.
   Реакция у преподавателя была просто снайперская. Попасть в меховой клубок казалось вообще невозможным, с такой скоростью он носился по клетке. Но Свочу попытка удалась с первого раза. И дэймолиш тут же на глазах ошарашенных учеников вспыхнул на секунду ярчайшим пламенем. А затем рассыпался на кучку пепла.
   - Как видите, все очень просто, - довольный собой преподаватель накинул на куб черную ткань, скромно улыбаясь при этом. – И чтобы у вас все сказанное мной отложилось в памяти, потрудитесь к следующему уроку переписать трижды страницу двести двадцать седьмую из учебника Рифера Маднеса “Темные силы”. Я проверю выполнение задания у каждого, не поленюсь. Так что не вздумайте отлынивать, иначе наживете врага в моем лице на весь срок обучения. – И тут его улыбка стала еще шире. – А вам справиться со мной будет затруднительно.
   И как показалось Каджи, декан Даркхола мельком глянул именно на него, жестко сверкнув зрачками, на миг потемневшими от едва сдерживаемой злости.
   Следующим уроком была история магии, на которую все без исключения отправились с удовольствием. И хотя профессор Волков выглядел слегка чем-то озабоченным, все же занятие провел блестяще.
   Скучать ребятам опять не пришлось. Вот только пять баллов так никому в этот раз и не достались. Версии странного поведения Карлуса выдвигались самые фантастические. Аня даже предположила, что тот находился под действием заклинания Империус, на что Семен Борисович только весело рассмеялся. И предложил девчонке писать с ним на пару юмористические повести. Правда, когда она вырастет и закончит школу.
   Все странности в поведении верховного чародея объяснились до обидного буднично, в отличие от самого процесса поиска истины. Оказывается, он и на самом деле прожил бы жизнь исключительно положительно. Но была у него любимая дочь, стерва стервой, но ведь своя, родная. Вот по ее-то наущению маг порой и совершал те поступки, о которых потом втайне горько сожалел. А почему его прозвали в народе Преданным? Тут уж вот как хотите, так и ду-майте сами. С одной стороны, Карлус всю свою жизнь был предан и светлым силам и своей семье в равной степени. Но в решающий момент противостояния злу тех времен именно семья-то его и предала. Вот и пойми здесь, почему он - Преданный?
   После обеда занятий у первокурсников в расписании не значилось, и им настоятельно порекомендовали отправиться поспать пару-тройку часиков. После того как стемнеет, профессор Хлип собирался заняться с учениками астрологией. И сперва он хотел познакомить первокурсников со звездами и их расположением на небе.
   Близняшки, закончив быстренько трапезу, исчезли в неизвестном направлении, предупредив ребят, чтобы дожидались их возвращения в гостиной, а не дрыхли у себя.
   - Пойдем в шахматы сыграем, - предложил Баретто, соглашаясь с сестрами. – А ночью выспимся, как и положено. Ты глянь только, какая погода, Гоша. И звезд нам сегодня не видать, как своих ушей.
   Парнишки сыграли почти половину партии, не уступая друг другу в мастерстве, когда в гостиную ворвались оживленно щебечущие близняшки. Строго приказав ребятам прекратить кровопролитие, чему шахматные фигуры несказанно обрадовались, девчонки уволокли друзей в школьную библиотеку на третий этаж Центральной башни. А уж там каждый из них угомонился, обложившись грудой книг. И только изредка выглядывали друг на друга из промежутков между стопками толстенных фолиантов, настолько узких, что они напоминали амбразуры ДОТов. Да делились найденными упоминаниями об Алтаре Желаний.
   Вот только ничего путного они в книгах на этот раз не вычитали, хотя угробили время почти до самого ужина. Попадалась всякая ерунда и небылицы о таинственном артефакте в различных вариациях. Но общая мысль ссылок сводилась к тому, что все это сказки для младшего школьного возраста, да и только.
   И к вечеру головы у всей четверки без исключения распухли от того количества информации, что они бессистемно нашвыряли в мозги. Но среди груды шлака порой поблескивали крупицы на самом деле полезных и интересных сведений. Вот только крайне жалко, что к Алтарю они не пристегивались никаким боком.
   В конце ужина, когда самые голодные ученики закидались наспех пищей и уже собрались резво покинуть зал, со своего места за учительским столом поднялся Этерник и попросил минуточку внимания.
   - Сегодня днем у нас в школе произошло одно интересное событие, - директор потеребил бороду, а затем почесал в задумчивости затылок. – Даже и не знаю, как сказать, хорошее оно или плохое? Это, смотря с какой стороны поглядеть на него. – Тут Верд-Бизар хмыкнул, а глаза у него стали хитроватые, чуточку прищурившись. – Я бы вот, например, ни в жизнь не додумался, что можно заставить выучить заклинание увеличения таким оригинальным способом. Кто-то взял и уменьшил дверь мужского туалета на первом этаже Центральной башни до размеров учебника, когда там находился Гордий Чпок. Да еще табличку повесил рядом: “Закрыт на ремонт до весны. На крики гастарбайтеров - не отвечать! Но кормить можно”.
   По залу прокатилась волна возбужденного смеха, отозвавшись многоголосым эхом под сводами потолка. Гордий покраснел, наверное, до самых пяток, да вот спрятаться от направленных на него взглядов учеников всей школы было некуда. А директор тем временем поинтересовался у него:
   - И сколько же ты пробыл в заточении?

Картина дня

наверх