Замок Хилкровс

994 подписчика

Игорь Рябов, Татьяна Рябова - Блеск Луны на острие меча. Свиток 10

Лицо Итары походило своей хмуростью на осеннюю тучку. И причин для недовольства у колдовки имелось предостаточно.

Выспаться толком не получилось. После того, как вчера девушка вернулась в трапезную и прошептала архилиту Галману скорбную весть о найденном мертвым Ярике, праздничное пиршество поспешили закончить. Учеников и большинство гостей попросили отправиться спать. Время и вправду было уже позднее, так что никто особо не удивился, тем более от первоначального количества пирующих к тому моменту в зале оставалось чуть более половины самых стойких. Другие еще пару часов назад начали постепенно разбредаться кто куда. А вот брату Нижгородского князя недвусмысленно намекнули, чтобы он не торопился на выход. Княжич нетрезво усмехнулся, но задержался за столом, хмуро поглядывая на спины уходящих людей. Вполне естественно, что с ним задержались и его ближайшие подручные. Да и некоторые из наставников Братства тоже не оторвали задницы от скамей. И лишь потом, когда ушли все лишние, оставшиеся в зале отправились к месту происшествия, ведомые Итарой.

Сказать, что Интарь возмутился, увидев труп своего друга с торчащим в груди кинжалом, значит скромно промолчать. Брат Нижгородского князя пришел в неописуемую ярость, потребовав немедленно найти убийцу, чтобы предать его лютой казни.

В том, что казнь злодея ожидает мучительная - сомневаться не стоило. Как и в длительности пыток перед ней. И дело не в желании княжича вытянуть из преступника всю правду о том, что его толкнуло на убийство. Обычная жажда мести, не более того. Мести страшной, многократно превышающей совершенное злодейство, отчего она сама становится ничем не лучше, а уж о справедливости возмездия и вовсе стоит забыть. Понятие справедливости – всего лишь конь, на котором люди скачут туда, куда им на данный момент хочется прибыть. Или куда выгодно приехать. Или же просто куда весь остальной табун несется, если своего личного мнения нет, да и голова предназначена только для приема пищи.

Интаря едва-едва утихомирили совместными увещеваниями его приближенных и учителей Вороньего Холма. Особо Галману пришлось постараться, втолковывая на правах хозяина замка разозленному княжичу простую истину: виновного постараются найти, приложив для его поимки максимум усилий. Но только после тщательного расследования, а не хватая первого же подозреваемого, в которого Интарь пальцем ткнет. А на кого уже соизволил нацелиться указующий перст вельможи, и полусгнившему дохлецу понятно. И хотя архилит не верил в виновность мастера Дагана, но всё же немедленно отправил на его поиски Ягора. След в след за алхимиком утопал в темноту и Лаверий Журкач – старикан с изуродованной рукой, которого Итара возле конюшни с необдуманной скороспелостью зачислила к себе в родню, прилюдно "обозвав" дедулей. От внимательного взгляда девушки не укрылось, как быстро успокоился молодой князь, стоило лишь Лаверию бросить короткую фразу перед уходом: "Разберемся, ты только не суетись попусту". И зло полыхнувший в спину седобородому старикану взгляд Щекана Торопливого – княжеского чародея, тоже не остался незамеченным колдовкой, хотя и продлился он не дольше следующего взмаха ресниц мага.

Еще одна причина для утренней хмурости: хоть и не выспалась, а поучаствовать в расследовании Итаре не довелось. После того архилит коротко расспросил её с Астемием об обстоятельствах страшной находки, ребят сразу же выпроводили с полянки, строго-настрого приказав идти утрамбовывать подушки. Удивительно, что провожатого с ними не отрядили довести прямиком до спален, а поверили в честность их сильно расстроившихся мордашек.

Но самым главным поводом к расстройству, вызвавшему бессонницу, послужило, как ни странно, поведение Астика. Да уж, отчудил дружок на славу, пока Итара отсутствовала на месте преступления, убежав по его совету за старшими. Парнишка, оказывается, не столько охранял там возможные следы злодея в неприкосновенности, сколько активно их "затаптывал", возомнив себя непревзойденным мастером сыска. И ведь кое-что нашел, глык непоседливый! Плохо только, что ни словом о своих находках не обмолвился Галману во время его расспросов. А вот перед подругой без промедления похвалился, когда они отошли от полянки на приличное расстояние.

- Итка, смотри, что я нашел, - остановившись посреди аллеи в пятне лунного света, пробившегося через прогал между кронами деревьев, юноша разжал ладонь, продемонстрировав улику. Крохотный лоскуток черной ткани. Удивительно, как Астик ухитрился увидеть его в потемках, даже обладая колдовским зрением. – За обломанную ветку куста барбариса зацепился. Я больше чем уверен, что он от одежды убийцы. Видимо порвал, когда спешно исчезал с полянки, и наверняка не заметил своей оплошности. Я так предполагаю, это мы его спугнули.

- Астик, ты..., - девушка запнулась, подбирая ругательную характеристику, подходящую к случаю, чтоб и не обидеть друга, но и дать ему понять, как глупо он поступил.

- Да ладно, пустяки. Можешь не рассыпаться в комплиментах. Я и сам догадываюсь, что парень хоть куда.

- Нет, Астик, не скромничай уж. Ты не парень хоть куда, а чудище с чугунной головой неведомо откуда!

- Итка, ты чего? Я старался, старался...

- Лучше бы постарался руки в карманах держать, пока один возле трупа околачивался, - запоздалый совет колдовки прозвучал откровенно жестко. – И свой любопытный нос не совал в каждый куст. И уж совсем прекрасно, если б замер на месте и дышал через два раза на третий. Вот тогда меньше проблем, на ночь глядя, появилось бы. Почему сразу Галману о находке не рассказал? Решил сперва меня своим внезапно проснувшимся талантом сыщика ошарашить? Гордись, получилось! Я поражена. У меня просто слов не находится описать твой ...глупый поступок. Теперь вот возвращаться придется. Пошли уж обратно, чего застыл моргающим истуканом?

- Не пойду я никуда, - Астемий насупился и уткнулся хмурым взором в землю. – И ничего не собираюсь рассказывать ни архилиту, ни кому-либо еще.

- Это почему же, хотелось бы знать? – девушка удивленно всплеснула руками, окатив друга насмешливым взглядом. – Струсил? Боишься признаться, что неправильно поступил? Раньше за тобой подобного не замечалось: умел держать удар, коль неправ оказывался.

- Я и сейчас не изменился, - Астемий достал из кармана аккуратно свернутый носовой платочек, собираясь спрятать в его складках найденную улику.

- Тогда чего заупрямился? Почему не хочешь показать этот клочок ткани Галману? Возможно, он поможет в поисках убийцы. Астик, надеюсь, ты ведь понимаешь, как важно найти преступника? Убийство в замке, в самом сердце Братства – такое позорное пятно долго не смоется. Хотя и без него к колдовцам отношение...

- Итка, да ты сама подумай немножко, сложи два и два, и тогда поймешь, почему у меня нет никакого желания сообщать старшим о своей находке. А если еще чуток поднапряжешь мозг, то наверняка сообразишь, зачем я вообще взялся отыскивать там улики, пока ты никого не привела. И, между прочим, прав оказался в своих предположениях. На кого в первую очередь подозрение пало? В чью сторону княжий брат сразу же начал копья метать, даже не предприняв попытки разобраться в произошедшем?.. Вот то-то и оно! Жагра им плешивого в попутчики, а не нашего учителя! Мне не верится, что наставник тут как-то замешан, но даже если это и Даган великородного пьянчугу уделал, то я его лишь еще больше уважать стал. Чего и тебе советую сделать. Так что давай помалкивать, пусть сами ищут. Хотя сомневаюсь, что они там что-то стоящее внимания найдут.

После короткого размышления девушка вынуждена была признать правоту друга. Вздохнув, она согласилась:

- Хорошо, уговорил. Никому ничего не рассказываем. Пока не рассказываем, - с нажимом уточнила колдовка. – Я тоже не могу представить, чтобы Даган опустился до банального убийства. Оно совершенно не в его характере. Наставник мог бы запросто поставить на место Ярика в честной схватке, и желательно прилюдно. Вот в это легко верится. Да и нет ему никакой выгоды в убийстве столичного вельможи. И опять же, учителя глупым не назовешь, а только глупец совершил бы преступление, зная, что его же в первую очередь и заподозрят. Повздорили, ушли вдвоем – и получите свеженького жмурика. Больно уж гладко выглядит, словно кто-то нарочно воспользовался удобным моментом.

- Вот и я так же подумал. Но гораздо раньше тебя, - юноша не забыл беззлобно поддеть подружку. – И как только ты к цитадели побежала, на всякий случай немедля занялся поиском улик. И если вину за смерть Ярика хотят на шею нашего мастера клинков повесить, то нам с тобой стоит постараться помешать несправедливому приговору. А для этого...

- ...желательно изобличить настоящего злодея, хотя и представить не могу, с чего нам его поиски начать, - закончила фразу Итара. Три длинных вздоха она пристально разглядывала друга, а потом произнесла с легкой строгостью в голосе, хотя в глазах сверкали веселые искорки: - Давай уж колись, Астик, чего ты там еще нашел, кроме лоскутка ткани. Я же тебя как облупленного знаю. И коли ты так старательно пытаешься на своем личике изобразить святую невинность, значит, не всё мне рассказал. И тут сразу два варианта напрашиваются: или выжидаешь момент, чтоб эффектно преподнести новость, или по каким-то причинам пожелал нечто важное утаить от своей лучшей подруги. Как бы там ни было, но тебя раскусили.

- Да просто после твоей реакции на несчастный обрывок ткани, я уж и не знаю, а стоит ли тебе показывать более существенную улику.

- Не мнись, Астик. Я же признала, что ты оказался умней и сообразительнее меня. И согласилась с правильностью твоего поступка, хотя скажу честно, мне всё равно как-то не по себе. Тут безобидными детскими шалостями, которыми мы с тобой частенько грешили в прошлом, даже и не пахнет. Всё гораздо серьезнее.

- Вот-вот, серьезней некуда. Но зато интереснее, потому как азарта больше.

Юноша засунул руку в карман штанов и извлек на свет маленький медальончик с разорванной цепочкой.

- Он в кулаке у Ярика был зажат. Видимо, когда убийца вонзил ему клинок под ребра, рука княжьего дружка на плече нападавшего находилась около шеи. Не знаю, обнимались они там или Ярик попытался его придушить. А может еще чего происходило. Да хоть танцевали они там под луной, нам с тобой без разницы! Но, видать, Ярик инстинктивно вцепился в убийцу после удара и невольно сорвал медальон с его шеи. Вряд ли тот даже заметил, что лишился украшения. В такие моменты внимание другими проблемами озабочено, а тут еще мы помешали тщательно следы замести. Да и я, сознаюсь, не сразу увидел, что из кулака Ярика выглядывает цепочка.

Итара другу поверила на слово, удивившись только тому, с какой тщательностью Астик разглядывал труп. Медальон и цепочка сделаны из какого-то темного металла. Даже сейчас, под светом луны, он тускло отсвечивает неяркими бликами на матовой поверхности. А чтобы заметить кусочек цепочки, выглядывающий из сжатого кулака, там, где лунный свет едва-едва пробивался сквозь густую листву березы, нужно немалые усилия приложить. Или искать целенаправленно и дотошно. Астик конечно бывает иногда упорным в достижении цели, а порой и упрямым, но не настолько же! Девушка уважительно глянула на друга детства, по достоинству оценив его новые качества, приоткрывшиеся ей, и протянула ладонь:

- Дай-ка повнимательнее рассмотреть.

- Итка, ну не здесь же и не сейчас. Выберем время поспокойнее и место укромное, тогда...

- Я быстро. Только гляну и тут же верну. Чего ты переживаешь-то? Когда улики с места преступления по карманам распихивал, так же что ли волновался? Зная твой характер, Астик, в это мало верится.

Юноша нехотя положил медальон на ладонь подруги, впрочем так и не выпустив цепочку из пальцев. Наоборот, сжал её покрепче, словно боялся, что колдовка отнимет у него добычу и тут же умчится с ней к архилиту. А еще, пока девушка разглядывала улику, Астемий крутил головой во все стороны не хуже флюгера в ветреную погоду: опасливый взгляд вдоль дорожки, откуда пришли, настороженный - в сторону цитадели, затем обратно. И так без остановки. Странно, что у него голова не оторвалась, ну или хотя бы не закружилась от ритмичного вращения в противоположные стороны до полуобморочного состояния.

Даже при беглом осмотре медальон показался Итаре несколько необычным. Правильный восьмиугольник размером и толщиной чуть больше серебряной монеты, но в несколько раз тяжелее её. На одной стороне рельефное изображение оскаленной волчьей морды, выполненное с поразительным сходством и точностью, едва ли не отдельные волоски на шкуре можно рассмотреть. На противоположной всё с точностью до наоборот: рисунок открытого глаза схематичен и незамысловат. Да к тому же он не выпуклый, а выгравированный. Вдоль всех восьми сторон медальона вокруг глаза выступают какие-то символы, непохожие ни на буквы, ни на цифры, ни на руны. Но изучать их при таком освещении - смысла нет.

Да и Астик, заслышав приближающиеся издали от цитадели голоса, тут же дернул за цепочку, ловко поймал медальон в ладонь, и быстро спрятал его обратно в карман. И нацепив личину невозмутимой безмятежности, едва ли не насвистывая какую-то глупенькую мелодию, юноша вразвалочку лениво побрел по дорожке навстречу голосам. Итара невольно поразилась его артистическим способностям, а потом в два прыжка догнала друга и пристроилась рядышком, негромко болтая какую-то бессвязную чушь. Чего она лопотала – неважно, всё одно их никто не подслушивал. Главное, что со стороны они смотрелись вполне естественно и подозрений не вызывали: ребята заинтригованы случившимся, обсуждают происшествие, идя спать, но всё же их любопытство не простирается дальше досужей болтовни о нем.

Именно такое впечатление наверняка и сложилось у Ягора и Лаверия, возвращавщихся к месту преступления вместе с главным подозреваемым. Дедуля даже не поленился остановиться, поравнявшись с ребятами, предупредив, чтоб пока помалкивали в замке о случившейся трагедии. Утаить её полностью конечно всё одно не получится, да и не нужно этого делать. Но всему свое время: бестолковая суматоха посреди ночи явно не к месту и не на пользу расследованию. А она точно возникнет, проведай другие ученики об убийстве. Любопытных, желающих хоть одним глазком немедленно глянуть на место преступления, пока там еще осталось хоть что-то интересное, найдется немало. Так что, рот на замок и молчок! Как минимум до утра.

Молодежь согласно покивала головами на поучения старика и клятвенно пообещала откусить себе языки, если эти отростки дадут хоть малейший повод своим хозяевам, захотев посплетничать. Лаверий облегченно вздохнул, но при этом как-то слишком уж придирчиво зыркнул на ребят, будто заранее их подозревал в чем-то предосудительном. У Итары от его взгляда, казалось, все внутренности льдом покрылись, а по коже морозный озноб прокатился. Неужто этот старый мухомор догадывается, что Астик не с ноги на ногу переминался возле трупа? Астемий же едва сдерживал радостную улыбку, так и рвущуюся на губы из глубин души, неуклонно закипающей на жарком костре адреналина, полыхающем в венах. Вот уж развлекутся они с Иткой в ближайшее время! И хорошо, что опять вместе: одна у них тайна на двоих. Ягор был мрачнее грозовой тучи, не обратив ни малейшего внимания на ребят. Его другие мысли сейчас терзали. Алхимик не верил в виновность Дагана. Но отыскав мастера клинков не в комнате, а в умывальнике, где тот тщательно застирывал свою рубаху, уверенности у Ягора поубавилось. И это его сильно злило. И лишь сам главный подозреваемый оставался невозмутимо спокойным. С такими чувствами они и разошлись...

...Вновь переживать вчерашние чувства Итара могла бы еще долго. Но завтрак девушка уже съела, а тупо сидеть в полупустой столовой, таращась на тарелку, скучно. Будь рядом Астик, заваривший эту кашу с поиском истинного убийцы, тогда другое дело, нашлась бы тема для обсуждения. Но друга колдовка найти не смогла, правда не очень-то она и старалась, предполагая обнаружить его мирно жующим в трапезной. Не срослось. Возможно, в голову Астика уже с утра пораньше прокралась очередная "гениальная" мыслишка, и он сейчас полностью погрузился в расследование. Настолько полностью, что даже с лучшей подругой забыл поделиться своей задумкой. А она без него не собирается ничего предпринимать, тем более даже не представляя с какого бока подступиться к нарисовавшейся проблеме. Да и другие дела у колдовки на сегодня имеются.

Цитадель же вон неспроста уже почти полностью опустела. По окончании позднего завтрака, время которого сместили на пару часов поближе к полудню, дав всем подольше понежиться в постелях после вчерашнего застолья, большинство обитателей Вороньего холма ручейками стекались на замощенную площадку с Неугасимым костром. Магическое пламя в память всех погибших колдовцев постреливало искорками в небо возле крепостной стены, расположившись аккурат между Гербовой и Овальной башнями кремля. И там вот-вот должно уже начаться распределение старшекурсников на летнюю практику. Для Итары она первая. И потому девушке не хотелось вытягивать жребий из шкатулки одной из последних. Наверняка самые интересные задания по закону подлости уже выпадут другим, а ей достанется самая скучища. И потому стоит поторопиться.

Но когда колдовка уже шустро сбегала по ступеням, вырвавшись из цитадели на оперативный простор под ласково пригревающее солнышко, её окликнул из дверей наконец-то объявившийся Астемий. И похоже, что присоединяться к ней юноша не спешил, застыв темной тенью в проеме врат. Пришлось девчонке возвращаться обратно, мысленно обругав друга за его несвоевременное появление и неправильное поведение.

- Ты где пропадал? И какого жлудня винтохвостого столбом тут прикидываешься? Пошли живее жребий тянуть пока самое вкусное другим не досталось.

- Обойдусь как-нибудь и без лакомых кусочков, - с непонятной загадочностью усмехнулся парнишка, небрежно отмахнувшись рукой от предложения подруги. – Я еще даже поесть не успел. А ты же знаешь, Итка, что когда у меня в животе пусто...

- ...то все твои мысли из головы перемещаются туда. Если не ошибаюсь, то это они сейчас так сильно заурчали?

- Наверное они, больше там недовольно урчать нечему, - колдовец пожал плечами, отлепившись от косяка и неспеша направился к входу в трапезную. – А пропадал я у Галмана в кабинете, потому и без завтрака остался. Не успел глаза продрать после сна и толком умыться, а за мной уже посыльный от архилита прибежал. Видишь ли, им, неугомонным, срочно приспичило еще раз меня расспросить о вчерашнем, только теперь неспеша, чтобы я не упустил в своем рассказе ни одной детали, даже самой мелкой и несущественной.

- Ну и какую басню ты им на сей раз поведал?

- Да ту же самую! Только с несущественными подробностями. Мол, однажды летнею порой герой-колдовец и прекрасная колдовка гуляли мирно под луной, любуясь звездами ночными и наслаждаясь тишиной. Как вдруг раздался сбоку тихий стон, и тотчас пологом зловещим безмолвие окутало весь мир, и лишь листва березы тихо прошептала...

- Хватит, хватит, Астик. Угомонись, - умоляюще выдохнула Итара, закатывая глаза под лоб. Дай ему сейчас семиструнку в руки, так этот певун доморощенный до самого обеда примется излагать подруге приукрашенную историю её же вчерашних похождений. Причем, не столько изрядно переработанную в традиционном бардовском стиле, сколько насквозь лживую. Хотя чего уж там! Разве все эти сказители хоть когда-то рассказывали слушателям правдивые истории? Правда – она чаще всего скучная. А порой и неприглядная, до отвратительности. Красивые враки приятней для слуха и глаз.

- Ну, хватит, так хватит, - юноша безропотно оборвал напевную историю в самом её начале. – Тогда не мешай мне брюхо набивать остатками былой роскоши. Небось уже начисто подмели с раздачи всё более-менее съедобное, а мне оставили пару-тройку зачерствелых горбушек да пригоревшую кашу на дне, которую не смогли от котла отскрябать еще прошлой зимой. Впрочем, сам виноват: в братстве воронов клювом не щелкают. Нечего было пытаться соловья из себя изображать в кабинете Галмана, заливаясь трелями.

- Не причитай, Астик. Не такие уж проглоты твои собраться по учебе, как ты тут расписываешь. Наверняка у Марыси еще осталось полно всякой всячины, чем можно тебя отпотчевать. И ты набьешь свою ненасытную утробу по самый кадык.

- Вот спасибушки, утешила, - глаза колдовца сверкнули озорным блеском. – И я тебя тогда на радостях обрадую, подруга лучшая моя. Скачи, Итка, прямо сейчас в кабинет Галмана. Теперь настал твой черед небылицы придумывать. Там весь шалман только тебя и дожидается, заранее уши развесив. Меня собственно за тобой и отправили. И учти, я им ничего лишнего не сказал. И ты помалкивай о наших с тобой находках. Советую придерживаться первоначальной версии: ничего особо интересного не видели, ничего странного не слышали, ни о чем потаенном не ведаем, но если вы, многоопытные и мудрые, желаете сами нам чего-нибудь новенького рассказать, то мы с удовольствием послушаем. У меня сыграть перед ними такого простачка получилось запросто.

- Да кто бы сомневался! – девушка с легким неудовольствием чуточку нахмурилась. Вместо того, чтоб тянуть жребий из шкатулки, надеясь заполучить на летние каникулы ворох крутых приключений, придется теперь топать к архилиту и ...Нет, врать, ей совсем не обязательно, достаточно лишь кое о чём умолчать. Но всё одно неприятно. Сразу чувство вины начинает глодать изнутри, как прожорливый червячок перезревшее яблоко.

Оставив друга в совершенно опустевшей трапезной, колдовка стремительно понеслась вверх по лестнице, надеясь побыстрому отвязаться от взрослых, и всё же успеть хотя бы к середине распределения, когда еще остаются шансы заполучить какое-нибудь стоящее задание на всё лето. За то короткое время, что Итара летела вверх по лестнице, легко перепрыгивая через каждую вторую ступеньку, её щеки окрасились здоровым румянцем, похоронившим под собой признаки плохо проведенной ночи. И трудно понять отчего она в большей степени покраснела: от летней жары, достававшей даже внутри здания, от быстрого бега или от стыда, что ей сейчас предстоит по сути обманывать. Да не кого-нибудь, а своих соратников, членов Братства и в первую очередь – самого главного из них, архилита Галмана. Да уж, замечательно начинается её служение общим целям и идеалам. Интересно, а как дух Братства отреагирует на этот её поступок? Не прилетит ли из поднебесья огромным огненным вороном, чтоб тут же покарать врунью-колдовку, спалив её струей пламени из клюва прямо на месте преступления?

С этой неожиданной для себя мыслью девушка и затормозила перед настежь распахнутой дверью приемной. Её опять встретила пустота. Хотя чего удивляться? Мало найдется желающих торчать под крышей, когда можно в такую прекрасную погоду найти себе ворох дел и под открытым небом. Имелось бы только желание, а заботушек на всех хватит. А может компания, собравшаяся внутри кабинета главы братства, специально всех посетителей расшугала, чтоб не мешали расследованию? Вон как жарко спорят, даже на пороге приемной их прекрасно слышно. Хоть бы дверь поплотнее прикрыли что ли, раз решили в словесную баталию пуститься.

- ...а она еще меньше мальчишки знает! Я в этом больше, чем уверен. Зря только время здесь теряем, ожидая...

- Вот и я про то же толкую, да только никто из вас меня или не слышит или не хочет слышать! - голос Щекана Торопливого, прозвучавший с надтреснутой хрипотцой, недовольно перебил рассуждения Лаверия.

Итара, поначалу застывшая на пороге приемной, медленно двинулась к двери кабинета, крадучись, словно подбиралась с тылу к монстрюге, аппетитно чавкающему над уже полусъеденной жертвой. Подслушивать хоть и не прилично, но зато крайне увлекательно. Много чего интересного можно узнать из не предназначавшегося для твоих ушей.

- И что же ты предлагаешь, Щекан? Разумеется нового, а не того, что мы тут от тебя уже слышали, - архилит поинтересовался вроде бы ровно и спокойно, но колдовка без труда различила сарказм Галмана. Да он его, кажется, и не особо скрывал.

Княжий чародей выдержал длинную паузу, за время которой девушка даже черепашьим шагом успела пересечь приемную, подобравшись к двери кабинета на расстояние вытянутой руки, но входить внутрь она совершенно не торопилась.

- Если ваш местный маг и алхимик мне поможет, то... Нет, я ничего не гарантирую, потому как мои познания в потусторонней магии скудны. Но всё же есть шанс, что совместными усилиями мы с Ягором при удачном стечении обстоятельств сможем напрямую спросить у убитого...

Внутри кабинета коротко прогрохотал опрокинутый стул. И тут же следом за ним послышался басовитый разъяренный возглас Алана – княжьего шептуна:

- Да как у тебя только язык повернулся предложить это мерзкое непотребство!

- Ну, вот повернулся как-то. Как видишь, не отсох и не отвалился, - Итара до того красочно представила в мыслях живописную картину – мерзко ухмыляющийся маг, нагло развалившийся в кресле, и гневно сверкающий очами толстячок-шептун, с грозной комичностью нависший над ним, - что едва удержалась от желания хоть одним глазком полюбоваться на неё в щель приоткрытой двери. – Нам хочется найти убийцу или не очень? Да кто б сомневался, что все тут только этого и желают! Так почему бы не попытаться на время вернуть дух в тело убитого и не спросить его самого вместо гаданий и предположений? Если бы дело было пустяковым, неважным или абсолютно ясным, то уж поверьте я не предлагал бы вторгаться магией в мир мертвых, потому как поболее вашего понимаю, насколько опасно их тревожить зря. За всё ведь рано или поздно приходится платить. Но...

- Умолкни! – раненым медведем взревел священник. – Ни слова более! Оставьте душу бедного Ярика в покое Мало ему в этой жизни досталось?.. Княже, а ты что же молчишь? Неужели и ты хочешь сделать из своего погибшего друга дохлеца, чтобы потом колдовцам пришлось вторично его убивать? И всёго лишь ради того, чтобы найти и покарать убийцу? Да по мне, пусть он уж лучше до глубокой старости не найденным проживет непрощенным грешником, чем мы добровольно его вину на свои души перевесим, утяжелив грех убийства магией чернокнижной неимоверно.

- Успокойся, Алан, а то сгоряча еще проклянешь всех тут присутствующих, - опечаленный голос князя Интаря прозвучал тихо, колдовке пришлось прислушиваться, чуточку подавшись к двери, чтобы не пропустить ни слова. – Поверь, ни у кого и в мыслях нет поощрять некромантию. Тем более у меня. А ты, Щекан, в следующий раз сперва хорошенько подумай перед тем, как предлагать в моем присутствии заняться чернокнижничеством. И я, и мой брат, конечно, ценим твои услуги, но не настолько, чтобы мне закрывать глаза на явное нарушение закона. Темная магия под запретом, и ты прекрасно об этом знаешь. И о том, какое наказание ждет ослушников - тоже ведаешь. Так что обсуждать здесь нечего, а я сделаю вид, будто последние полсвечи у меня уши напрочь заложило и только теперь отпустило. Все поняли?

- А чего тут непонятного? Видимо вчера тебя где-то просквозило на пирушке, княже. Хорошо хоть жару нет. А преступника мы постараемся всё же поймать. Иногда получается и по-другому виновного вычислить, не прибегая к магии. Жаль только редко, с чародейством попроще и сподручнее, - весьма бодро и почти весело высказался Лаверий. – А ты, внучка, давай уж заходи в кабинет, хватит бледной тенью хитрой мышки притворяться да подслушивать. Всё интересное ты теперь знаешь не хуже нашего.

Изнутри кабинета в приемную выскользнул змейкой негромкий смешок. И хотя тональность его была вполне благодушная, но девушке он почему-то показался зловещим. И как только этот дедуля догадался, что она стоит за дверью и уши греет у огня чужих разговоров? Он сквозь дубовые доски насквозь что ли видит? Может его старческому взору и кирпичная кладка крепостной стены не преграда?

Колдовка сперва опешила, потом смутилась, затем покраснела. Но спустя два глубоких вздоха нацепила на лицо маску легкого недоумения, украшенного приветливой улыбкой, и деловито прошмыгнула в кабинет.

- Астемий сказал, что вы хотели со мной поговорить? Но я вроде бы вчера уже все рассказала, что знаю, - лукавые искорки в глазах ей вряд ли удалось скрыть, но Итаре хотелось надеяться, что никто на них не обратит внимания. У них других, более серьёзных забот нет что ли, кроме как бесенят в её зрачках высматривать?

Картина дня

наверх