Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь Желаний (страница 19)

   И ученики, чуть ли не разинув рты, внимали тому, что объясняла им учительница. А она, сверкая от удовольствия глазами, не меньше чем своим блестящим платьем, рассказала им, как сделать такое чудо. И как выяснилось, что очень больших сложностей именно в такой трансфигурации нет.
   - Как вы уже, наверное, поняли на других уроках, ребятки, основная магия находится совсем не в волшебной палочке, а у вас внутри.

И не магическая фраза имеет решающее значение, хотя без нее порой и не обойтись, а ваша фантазия и воля. Поэтому попробуйте представить мысленно, что основа вашего перышка превращается в живой стебелек. А отходящие от центрального стержня ворсинки собираются вверх и преобразовываются в бутон того цветка, который вы хотели бы держать в своей руке. Потом направьте на перышко волшебную палочку и произнесите плавно, чуть нараспев:
   - Чанг форм ан-де матеранс.
   Тут же на глазах изумленных учеников перышко в руках Электры пластично изменило форму и содержание, став пушистым одуванчиком. А профессор Дурова не замедлила на него легонечко подуть. И настоящие, а не поддельные пушинки разлетелись по всему классу.
   - Вы сами убедились, что ничего невозможного в моем предложении сделать из перьев цветы - нет. Пробуйте, дети, и у вас все получится.
   И они пробовали. И даже не один раз. Хотя ради справедливости стоит заметить, что вот Киана Шейк, например, попросила себе у Электры еще несколько перышков и почти сразу же сотворила букет полевых ромашек, в которые и уткнулась лицом, счастливо поблескивая из-за него глазищами. У других дела шли чуть хуже. Но они не сдавались, а декан Эйсбриза сновала между первокурсниками как челнок, поправляя, объясняя, втолковывая и просто морально поддерживая. И то в одном конце класса, то в другом все чаще слышалось радостно-возбужденное:
   - У меня получилось!
   Янка, не особо напрягаясь, одной из первых создала из перышка скромный василек. И не замедлила тут же пристроить его Каджи за ухо, так, что он свисал у виска парнишки вровень с очками. А Гоша даже не стал возражать, и через несколько минут вернул ответный подарок в виде красной гвоздики. Янка придирчиво заценила ее со всех сторон, хотя было видно, что девчонка рада вниманию. И спрятала цветок в учебник, прихлопнув его страницами.
   - Ты чего делаешь? – возмутился Каджи. – Учительница еще не видела, что у меня получилось.
   - Да ладно тебе вредничать, Гоша, - отмахнулась близняшка. – Зато я его здесь засушу, и он сохранится на память. Мне еще не дарили цветы. Ты первый.
   - И наверняка последний, если кто-нибудь заметит, что ты вытворяешь с подарками, - усмехнулся паренек.
   Баретто (ну куда деваться от его серьезности?) преподнес Аньке пышную розу, но пыхтел над ее трансфигурацией долго. Даже раскраснелся от напряжения, что ему совершенно не шло. А вот Аня издевалась над собой дольше всех. Правда и заслужила потом похвалу от Электры, вымудрив из перышка душистый ландыш. И как оказалось, если верить словам профессора Дуровой, девчонка сделала почти невозможное для первокурсницы. Анькина трансфигурация оказалась самой сложной в классе, но принесла факультету три балла.
   Когда уроки закончились, то большинство первокурсников не торопились покидать гостеприимную Электру, отираясь рядом и задавая вопрос за вопросом. А декан Эйсбриза их и не прогоняла, охотно отвечая. Хотя порой спрашивали такую глупость, что лучше бы уж помалкивали в тряпочку. Но все-таки через некоторое время толпа учеников постепенно исчезла, отправившись на ужин.
   А вот после него Гоша постарался уединиться в комнате, решив все же написать письмо бабушке, пока не забыл об этом окончательно. И через час мучений парнишка, разродившись скорее запиской, чем настоящим посланием, отправился в “Птичий угол”.
   Эта башня как-то странно прилепилась к основному массиву замка, располагаясь на отшибе. И чтобы попасть в нее, нужно было выходить через центральные ворота да еще минут десять топать потом по неширокой тропинке вдоль громадины Хилкровса. А с другой стороны от тропы шел пологий спуск в сторону Сумеречного леса, охватывающего замок дугой.
   Вдоволь наобщавшись с Янги, которому он не забыл прихватить угощение из столовой, Гоша попросил отнести завтра записку бабуле. Соколенок ухватил ее клювом и, положив рядом с собой, что-то важно проклекотал, утвердительно кивнув головой на прощание.
   Вот только обратная дорога для Каджи не была такой уж приятной. Мало того, что стало уже довольно темно. Так еще и грязь противно хлюпала под ногами, которую моросящий дождик обильно подзаправил. Именно в эту грязь его и опрокинула троица фалстримцев, под предводительством Гордия. Специально они его здесь подкараулили или нет, без разницы. Под откос он все равно кувыркнулся несколько раз, не преодолев численно превосходящую засаду.
   - Какой я неуклюжий. Ты уж извини, Каджи, не смог разминуться, - послышался сверху веселый голос Чпока.
   Затем партизаны быстренько исчезли в темноте, сотворив свое грязное дело и весело посмеиваясь. А Гоша через несколько минут все же смог выбраться на тропинку, цепляясь за траву, но все равно постоянно поскальзываясь. И парнишка даже смачно плюнул потом, вот только ругаться в слух не стал. Хотя причина имелась: не каждый поросенок так изгваздается в грязи, как он сейчас выглядел. Но как ни странно, особой злости Каджи не испытывал: война – есть война. И даже чуть развеселился под конец дороги, представив удивленно вытянувшиеся лица друзей и других блэзкорцев, когда он явится таким хрюшкой в гостиную.
   Но первыми от души повеселились портреты деканов в холле. И уж только потом ржач переместился наверх. Не смеялись только четверо, озабоченно нахмурившись: сестры-близняшки, Роб и, почему-то, Бардер. Зато сам Гоша тоже хохотал от души. Чего уж тут? Стоит повеселиться перед тем, как начнешь горестно вздыхать, отстирывая форму.
   Но ему повезло. Друзья не бросили в беде. А уж без помощи девчонок Каджи наверняка провозился бы полночи с незапланированной стиркой. Да кто-то из старшеклассников потом моментально все высушил, применив заклинание. Кто это сделал, так и осталось неизвестным. Гоша в это время намыливался в душе, а потому и сам не знает.

Глава 5. По осени - вскачь.

   Поймать бы того шутника, что сказал, будто понедельник – день тяжелый. Да накостылять от души по шее за наглое вранье. А то, вторник лучше что ли? Так это вряд ли.
   Примерно таким образом думал Каджи, пробираясь в кругу друзей к Башне Тайн. Дождь, на ночь вроде бы утихший, опять поливал с самого утра с удвоившейся силой. Хотя по нудности вообще прибавил в несколько раз. А резкие порывы ветра швыряли капли дождя прямо в лицо целыми пригоршнями. Так что погода вторника оказалась хуже вчерашней однозначно. Да и то, что сегодня первым уроком значилась защита от темных сил, Гошу совсем не забавляло. Скорее наоборот, он до тошноты не хотел встречаться с профессором Батлером.
   Правда, друзья с раннего утра пытались приободрить парнишку, внушая ему, что учитель не посмеет на глазах у всех остальных первокурсников как-то навредить Гоше. И твердо заявили, что после всех вчерашних приключений ему не стоит бродить по замку в одиночку, тогда все будет в порядке. И даже пообещали, что просто не позволят Каджи оставаться одному нигде и никогда. А Янка добавила свое коронное “легко”.
   Проход в Башню Тайн так загадочно спрятался в хитросплетении коридоров и переходов замка, что они его никогда бы не нашли самостоятельно. Хотя сама башня находилась на виду у всех, недаром Гоша с такой легкостью высадил там окно. И если бы не добровольная помощь Гудэя, который не поленился дождаться после завтрака припозднившихся блэзкорцев и проводить их к месту назначения, то они бы точно опоздали на урок. Остальные первокурсники уже собрались в том самом классе, где Гоша столь неожиданно приземлился после учебного полета на бешеной метле. Им тоже помогли сюда добраться Киана и Джастин.
   Каджи, усевшись по привычке в середине класса вместе с Янкой, внимательно осмотрелся по сторонам. В прошлый раз ему было слегка не до разглядывания обстановки аудитории. А посмотреть здесь хватало на что.
   На стенах оказалось в достатке развешано картин, изображающих различных монстров. Причем Гоша даже и не подозревал о существовании в природе большинства таких уродов. И картины, застыв в неподвижности, отличались от ставших привычными волшебно-живых. Эти чудовища, похоже, оказались столь опасны для окружающих, что им даже в нарисованном виде побоялись дать свободу действий.
   А в углу класса невдалеке от школьной доски вообще возвышалось здоровенной тушей чучело кабана. Только был этот вепрь странным: туловище одно, но на обоих его окончаниях разместилось по голове. И головушки оказались таких неслабых размеров, что оторопь берет. Да и желтоватые клыки, торчащие чуть изогнувшись из пасти, внушали страх еще больший. А зенки чудища продолжали злобно сверкать, несмотря на то, что чучело было именно чучелом и ничем больше.
   - Янка, ты видела когда-нибудь подобную зверюгу? – Каджи толкнул подругу в бок, отвлекая от разговора с Робом.
   - Шашлык получился бы отличный, - девчонка скользнула мимоходным взглядом по кабану и продолжила доказывать Баретто, что она запросто его обгонит в полете на метле на длинную дистанцию. А тот только недоверчиво хмыкал, не соглашаясь: как же, сделает его девчонка, впервые севшая на помело пару дней назад. Нашли дурака лапшу на уши вешать.
   Каджи даже заслушался их оживленным разговором, дивясь тому, как ловко близняшка подначивала Роба на спор. И ведь наверняка она выиграет у друга это пари. Вряд ли честным способом, но все равно выиграет.
   - Тема сегодняшнего урока – дэймолиши, - декан Даркхола появился неожиданно, с ходу начав занятия.
   Он поставил на свой стол что-то объемистое и квадратное, накрытое плотной черной тканью. И хотя Гоша повернулся к нему лицом довольно таки быстро, даже опередив соседку по парте, все равно досталось на орехи именно ему. Правда, если говорить честно, то парнишка ждал чего-то подобного, а потому и не сильно удивился придирчивости Своча. Поразила только легкость и непринужденность, с которой он прицепился к пареньку.
   - Вам, Каджи, я вижу – это совсем не интересно, - спокойно и даже меланхолично предположил Батлер. – Конечно, дэймолиш - всего лишь мелкая тварь. А вам, как спасителю мира, обязательно масштаб нужен. Может быть, прикажете вам сюда пригласить сразу Князя Сумрака? И тогда вы нам покажете себя во всей красе?
   Учитель пробуравил парнишку взглядом почти насквозь. Потом постоял минутку в задумчивости, словно бы прислушиваясь к чему-то. А потом встрепенулся:
   - К сожалению, Вомшулд сейчас очень занят и не сможет прийти в гости. Но обещал появиться, как только освободится. А пока Каджи, может быть, вы поделитесь с нами своими потрясающими познаниями в области защиты от темных сил? Вот лично мне очень интересно узнать, как вы легко справились бы с парочкой дэймолишей, попадись они вам на пути.
   Гоша встал и густо покраснел. Он понятия не имел о том, кто или что – эти дэймолиши. А уж в том, что с ними можно легко разобраться, вообще, сомневался. Но профессор Батлер терпеливо ждал ответа. И даже повернулся чуть боком к ученику, приложив ладонь к уху. Да только не дождался и, махнув этой же рукой, сказал грустно, словно искренне сожалел о случившемся:
   - Садитесь Каджи. Я очень разочарован. И, естественно, минус три балла Блэзкору за наглую самоуверенность и переоценку своих сил.
   По классу пролетел едва уловимый ропот недовольства. Правда, и возгласы радости тоже. А Гордий от переизбытка чувств не только расплылся в жизнерадостном оскале, но и позволил себе негромко рассмеяться, вскользь добавив:
   - Правильно, так ему и надо!
   Только декан Даркхола оказался не так уж и прост в своем отношении к ученикам. Он удивленно уставился на Чпока, развалившегося за партой в привычной для себя небрежной манере. И даже белесые брови у Своча выгнулись дугой: это кто тут еще осмелился оценивать его действия?

Картина дня

наверх