Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь Желаний (страница 26)

   Баретто тут же подорвался с кровати, оторвал кусочек пергамента от свитка и, что-то на нем накарябав, стремительно исчез из комнаты.
   - Куда это он умчался? – озадачилась Янка.
   - Не в туалет – это точно! – ответил Гоша, сам ничего не поняв. – Там бумага есть.
   Причина исчезновения Роба выяснилась уже на следующее утро, когда большинство учеников радостно и торопливо стали собираться на поезд до Старгорода, отправляясь на зимние каникулы по домам.

А Баретто, получивший за завтраком почту, что было совсем необычно, эти сборы невозмутимо игнорировал.
   - Ты разве не едешь домой? – поинтересовались у него друзья, расположившиеся в гостиной и с интересом наблюдающие за лихорадочными метаниями блэзкорцев. Больше других устраивал суматоху Санчо, который поступил по-умному, собравшись еще вчера, а сейчас специально мешал другим, раздавая направо и налево крайне глупые советы. Другие ученики к нему в запарке прислушивались, куда-то стремительно исчезали, но тут же возвращались, посмеиваясь сами над собой. А Санчо просто развлекался подобным образом, увлеченно продолжая дирижировать оркестром хаоса.
   - Нет, конечно, - возмутился Баретто, присаживаясь в кресло. – Я вчера написал родителям, что хотел бы отметить Новый год в кругу друзей. А то вы тут к Алтарю пойдете, а я там, дома, должен рождественскую индейку трескать? Фигушки вот вам!
   - И тебе, конечно же, разрешили, хотя готовы были забрать отсюда еще неделю назад, - немного ехидно напомнила Янка.
   - Разрешили, - вполне серьезно ответил Баретто. – У меня родители оба работают в нашем министерстве магии в отделе мракоборцев. А там без настоящей дружбы не продержишься и года, обязательно влипнешь в какую-нибудь неприятность, если не хуже. Так что они понимают, что значат друзья.
   - Ты про это не рассказывал, - удивился Каджи.
   - А зачем? – скромно потупился друг. – Да вы и не спрашивали. Нам же некогда было толком поговорить. Столько уроков задавали, я думал, что свихнусь уже через месяц.
   И сейчас им опять было некогда. Когда собравшиеся домой наконец-то отправились в каретах на станцию, наступил черед оставшихся продолжить славные традиции. И как самая рассудительная, за дело активно взялась Аня. Девчонка, воспитанная в строгих десантно-полевых условиях рязанской жизни, незаметно прибрала власть в свои руки. Нет, не полностью, естественно.
   При разработке стратегического плана по захвату Алтаря Желаний, проходившего вблизи камина, близняшка предложила выбрать командиром отряда Гошу. Все дружно согласились, кроме засмущавшегося Каджи, но командовать по-прежнему продолжила Анька, самовольно провозгласившая себя начальником штаба. Янка оказалась в должности замполита, развлекай, мол, чтоб не заскучали. Гошу девчонка дополнительно загрузила командованием отдельного разведывательного взвода, чтоб не вздумал командовать их компанией по-настоящему. Разведывательный – это понятно и так, надо же узнать, как пробраться через виверну дальше в подземелье. Отдельный, потому что один единственный разведчик и имелся – Каджи. А уж взвод – совсем просто: Гоша был с самого утра на взводе, предчувствуя начало небывалых и, чего греха таить, долгожданных приключений. Баретто определили в пехоту, как самого физически сильного: тебе, друг, и тащить все тяготы и лишения войны на себе.
   Роб возмущаться не стал, прекрасно понимая, что Аня таким образом шутит, слегка нервничая из-за того, что ей приходится участвовать в том, в чем близняшка участвовать совсем не хотела. Но примерный план действий все же обозначился: трое пытаются придумать, как нейтрализовать виверну. Каджи постарается выяснить у сестры, или использовав кольцо, как к чудищу подобраться. А с остальным разберутся по ходу дела.
   Такая возможность вскоре представилась. Сразу же после новогодней ночи, которая прошла самым веселым и замечательным образом. Описывать празднование - смысла нет, иначе рассказ о том, что творилось в замке 31 декабря, может легко вылиться еще в одну книгу.
   Стоит упомянуть только, что тон задавали учителя, куда-то далеко спрятав свою строгость и придирчивость. Особо старался создать праздничное настроение у оставшихся в замке учеников директор. Этерник с самого утра вырядился Дедом Морозом и расхаживал по Хилкровсу с красным носом и мешком сюрпризов за спиной, творя мелкие и крупные чудеса направо и налево. Ему в этом активно помогала Снегурочка. Да с чего это вы решили, что Мерида? Вы хотя бы раз видели Снегурочку-мулатку? Хотя, наверное, прикольно. Внучку деда разыгрывала веселая до невозможности Электра, сменившая свои вечно блестящие наряды на более подходящее простое белое платье.
   Само празднование прошло беззаботно, легко и непринужденно. По причине малочисленности оставшихся в замке, и чтобы у них получилось именно семейное торжество, все разместились за одним рядом столов, выбрав для этой цели центральный. И вперемешку, все вместе: и преподаватели и ученики. Правда, хоровод вокруг елки перед этим водить не стали. Но зато здоровенную елку, стоявшую на том месте, где обычно размещалась трибуна директора, украшали совместными усилиями. Только ученики со своей неуемной фантазией больше мешали учителям, чем оказывали помощь. Но те в свою очередь воспринимали такое поведение, как должное, и даже не ворчали.
   Подарки тоже были. Даже много подарков. Море сладостей и волшебно-прикольных безделушек. Каджи особенно понравился сюрприз, преподнесенный сестрой. Она ему подарила тапки-скороходы. Однако выглядели они как вислоухие пушистые зайцы, что было не совсем в его стиле. И скороходили эти шлепанцы только от кровати до умывальника, стоило их утром обуть. А уж попав туда, они еще и настойчиво требовали, чтобы Гоша умылся и обязательно почистил зубы, иначе, зачем они так старались? И стоило Каджи разок проигнорировать требование зайшлепок и попытаться уйти, как они от порога опять вернули его к раковине.
   Неприятные подарки тоже оказались среди прочих. За празднично накрытым столом находились Гордий и Олира, по неведомым причинам не уехавшие домой. Луиза выглядела обиженно-надутой, отчего ее красота слегка поблекла, и задумчивой. Иногда она бросала короткие взгляды исподтишка то на Каджи, то на Чпока. И Гоше подумалось, что возможно вейлу таким необычным способом Электра наказала, не разрешив уехать на праздники домой.
   Гордий без своей свиты смотрелся непривычно. Только наглости у него от ее отсутствия совсем не убавилось. Да и расстроенным мальчишка не выглядел. Скорее уж весь его вид и поведение говорили о том, что он замышляет какую-то очередную пакость, скоропостижно закончив перемирие, несмотря на все еще красующийся синяк под глазом. Но буквально через полчаса после начала празднества Каджи забыл о них, так здесь было весело.
   Поздним утром, а скорее днем, когда все выспались, друзья разделились, немедленно приступив к выполнению плана. Трое отправились в библиотеку уже ставшую надоедать, несмотря на всю свою интересность и уютность. А Каджи устремился к сестре, пытаясь на ходу придумать какую-нибудь хитрость, чтобы выведать, как попасть к виверне в гости. Только придумывать ничего не пришлось.
   После вчерашнего буйного веселья, усугубленного парочкой бокалов с чем-то ярко-алым и лихо исполненными танцевальными па на завершающей вечеринку дискотеке, Мэри выглядела бледно и устало. Даже прическа почти не кудрявилась, застыв сосульками цвета стужи.
   - Чай, водка, кофе, пиво? – вяло пошутила сестренка, встречая гостя.
   - А сок найдется? – Гоша протопал за сестрой на кухню.
   Она ткнула указательным пальцем в сторону стола, на котором уже стоял запотевший стакан с гранатовым напитком. Каджи попробовал и слегка недовольно скривился: вкусно, конечно, но он такой сок не особо любил.
   - Ну, уж что получилось, не обессудь, - тяжко вздохнула Мерида и решительно засунула голову под кран с холодной водой.
   Вынырнула девушка оттуда точно такой же, какой и была до героического поступка, только мокрой. И вообще зря мучилась, не помогло. Намотав на голову полотенце, словно тюрбан, сестра глянула на Каджи таким обреченным взглядом, что ему на самом деле стало ее жалко, и он храбро осушил стакан до дна. Хотя бы уважение проявил к ее стараниям.
   - Который сейчас час, интересно? – озадачилась сестра, смешно сдвинув брови к переносице, что должно было означать задумчивость, только ей сейчас совершенно не думалось.
   - Да уже обед наверно скоро, - легкомысленно пожал плечами парнишка.
   - О боже, - простонала Мэри. – Мне ж еще виверну кормить…
   - Пойдем тогда, я тебя провожу, - предложил Каджи сестре. – Мне все равно в замок нужно к ребятам.
   - Подожди, я схожу переодеться. Не в халате же идти.
   Праздник вчера и на самом деле удался, раз Мериде было лень тратить силы на магию, чтобы сменить одежду.
   По дороге в Хилкровс Гоша попробовал выяснить мимоходом, словно невзначай, у сестры, чем же питаются эти загадочные виверны, с такой легкостью задерживающиеся погостить в чужом замке на целых полгода. Ну, вот просто так, для общего развития и удовлетворения праздного любопытства. Но не тут-то было.
   - Слишком любознательными мальчишками, - задумавшись о чем-то своем, машинально ответила сестра.
   - А девчонками? – не унимался брат.
   - Нет, - уже вернувшись в действительность, пошутила сестра. – Их вообще никто не ест, насколько я знаю. Себе дороже. Потом долго изжога будет мучить.
   Попасть к двери в подвал, где квартировала таинственная гостья, оказалось не так уж и сложно. Всего то и нужно, просто спуститься по неширокой лесенке под Большой зал. Ребята шныряли мимо нее ежедневно, даже и не задумываясь о том, что им сказали на распределении: подвал Центральной башни в этом году – запретное место. А может наоборот, подсознательно обходили ее стороной. И уж совсем в духе Хилкровса, если на эту лесенку учителя наложили заклинание, отводящее от нее внимание.
   Но вот дальше этой самой лесенки и узенького коридора, упирающегося в массивную дверь, окованную металлическими пластинами, Гоше прорваться не удалось. Несмотря на то, что головушка потрескивала и плохо соображала, Мэри в самый последний момент все же догадалась, что брату в подземелье делать абсолютно нечего. Как он ни старался болтать с ней о всяких пустяках, отвлекая ее внимание и продолжая ненавязчиво спускаться за ней под Большой зал. Уже чуть приоткрыв дверь, ведущую еще глубже вниз, в зал, едва освещенный несколькими факелами, сестра оторопело тормознулась и строго посмотрела на брата.
   - Слушай, Гоша, ты мне зубы не заговаривай. Иди, давай отсюда, тебе дальше нельзя. Вообще-то и сюда не следовало бы спускаться, но это уж я виновата. Ты вроде бы к друзьям собирался? Вот и топай к ним. И если хочешь, приходите завтра в гости. Можем куда-нибудь на природу выбраться, пока погода хорошая и метели не начались.
   - Да я чего…? Я так…, просто…, любопытно…, ни разу не видел…, - почти натурально изобразил смущение Каджи, а на самом деле торжествовал: первая вылазка в разведку оказалась удачной и не такой уж страшной, как представлялось. А боялся парнишка ненароком ляпнуть что-нибудь этакое, по чему сестра сразу догадается о его истинном интересе. И тогда гнева Мэри не избежать. Но не это страшно, его он выдержал бы. Просто сестру жалко: она же потом сама станет переживать, что на него накричала. Обошлось.
   И он развернулся в обратный путь, плетясь настолько правдоподобно, будто расстроился. А Мерида вздохнула, глядя ему вслед, покачала головой и решительно нырнула в мрачное подземелье. И только за ней закрылась дверь, как Каджи уверенно повернул кольцо на пальце. И затем, стараясь передвигаться бесшумно, вернулся обратно.
   Коридорчик был и на самом деле неширок. Вдвоем еще можно под ручку прогуляться. Но вот третий на таком променаде – точно лишний. И Гоша заозирался, выбирая себе место для засады.
   Сравнительно недалеко от двери, за которой гостевала виверна, была небольшая ниша, в которой стояли рыцарские доспехи со щитом цвета индиго и опущенным к ноге двуручным мечом. И как не опасался парнишка с некоторых пор всевозможных статуй и доспехов, все же он рискнул приблизиться к ним поближе. А между рыцарем и арочной стенкой ниши было вполне достаточно места, где мог укрыться щупленький парнишка. Дурмаш, свернутый в рулон, конечно, там тоже поместился бы, если б по нему пару раз асфальтоукладочный каток проехался. Так ведь Гоша и не Биг, хотя и трескал последнее время пиццу за обе щеки.

Картина дня

наверх