Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь Желаний (страница 31)

   - Кто ты? – прошептал Гоша едва слышно, догадываясь об ответе.
   - Ты хотел спросить, кто мы? – издеваясь, поинтересовался голос. - Мы с тобой - Вомшулд Нотби! Самый величайший из магов!
   Каджи оказался уже почти на самом верху Алтаря Желаний, но, услышав это, споткнулся и упал, больно ударившись копчиком.

А его правая рука наткнулась на что-то металлическое. Он скосил глаза и с удивлением обнаружил под ладонью рукоять короткого меча. На его блестящем лезвии были выгравированы буквы на чужом языке, но Гоша их легко прочитал: “Гриффиндор”. Парнишка сжал меч в руке и поднялся.
   - Не подходи ко мне, - зловеще прошипел он.
   А Вомшулд, все же так будет уместнее теперь называть вейлу, только криво усмехнулся, неспешно и осторожно приближаясь к мальчишке:
   - Ты думаешь, что у тебя хватит духа помешать мне исполнить задуманное?
   Гошу неожиданно пронзила насквозь настолько очевидная истина, что он поразился ее простоте. И даже ощутил физически, а не только мысленно ее присутствие в себе, в каждой клеточке тела. Только так, и никак иначе! Предсказание должно сбыться! А потому Каджи и ответил очень твердо:
   - Да! Я помешаю тебе. И у меня хватит на это духа!
   Парнишка быстро, словно боясь не успеть или передумать, развернул меч острием к себе, приставив его кончик напротив отчаянно бьющегося сердца. И намертво сжав рукоять обеими руками, упал плашмя лицом вперед, обреченно зажмурившись. Но когда нестерпимо острая боль пронзила его грудь, глаза у Гоши сами собой распахнулись во всю ширь. И в их медленном угасании застыло безбрежное удивление: я - смог, я - победил!
   Но он уже не видел, как вращающиеся над Алтарем Желаний арки медленно остановились, застыв перпендикулярно друг другу. А бледное свечение, до этого момента исходившее вверх, стремительно втянулось в куб, увлекая за собой и туманную дымку. Руны на боках Алтаря раскалились, и на черноте появилось несколько новых золотистых потеков.
   И в тот же миг из куба вверх и в стороны выплеснулся такой фантастический поток света, что даже представить себе невозможно. Этот выброс энергии, похожей на термоядерный взрыв в миниатюре, сопровождался такой же по силе ударной волной.
   Странным образом миновав распростертого на Алтаре Каджи, она превратила в пыль Дриму, застывшую на ступенях и ошарашенно таращившуюся на Гошу. Лишь только что-то черное вырвалось из тела учительницы и, описав круг над парнишкой, умчалось вверх. А потом волна прокатилась за ослепительно ярким светом по всему залу, ударившись в конце в его стены. Замок даже дрогнул от такого напора, словно при легком землетрясении, а с потолка посыпались песчинки и пыль из щелей между плитами. И неожиданно быстро свет втянулся обратно в куб. А Алтарь успокоился еще на пятьдесят лет.
   Но Каджи было уже все равно. Главное, что он победил. И желание исполнилось.

Здесь должен был начаться эпилог.

* Включите песню Atomic Kitten - The Tide Is High (Get The Feeling)
   Он открыл глаза, и первой мыслью посетившей голову было, какой странный сон ему приснился. Это ж как нужно учитаться, что пригрезилось, будто он учился в школе колдовства? И даже погиб там. Кошмар, да и только!
   Чуть затуманенный близорукий взгляд неспешно скользнул по потолку. Странно, он выглядел совсем незнакомо, не как в его комнате. И Каджи вспомнил, что перед сном он навернулся чайником о прикроватную тумбочку. Похоже, очень крепко навернулся, раз его увезли в больницу. Только голова почему-то совсем не болела, зато ломило грудь.
   Гоша нащупал на тумбочке, стоявшей рядом, свои очки. Нацепив их, парнишка глянул перед собой уже повнимательнее.
   По-больничному стерильно белый сводчатый потолок. За арочным окном покачивает голыми ветвями высокая береза, усыпанная пушистым снегом, поблескивающим под яркими лучами солнца. В ногах у кровати обычный стол на тонких металлических стойках. На нем живописный натюрморт из различных предметов.
   Глаз зацепился только за наполовину опустошенную коробку с шоколадными конфетами в форме небольших шариков. Да еще букет в центре композиции заинтересовал. Черные гладиолусы, что совсем не обычно. Ну и еще, из центра цветочков периодически вылетают крохотные праздничные салютики с едва слышными хлопками. Да большая ваза с крупными грушами завершала натюрморт.
   Каджи скосил глаза в сторону. Рядом с его кроватью в кресле, поджав под себя ноги, сладко сопела, задремав, девчонка с прямыми черными волосами до плеч. И лицо ее парнишке было очень знакомо. Знакомо настолько, что он тут же расплылся в широкой улыбке. А она, почувствовав, что на нее таращатся, распахнула серо-голубые глазищи и, потянувшись, зевнула. И только потом произнесла, устраиваясь в кресле поудобнее:
   - Ну, чего вылупился, боец, словно первый раз увидел? – И тут же радостно заулыбалась в ответ. – Привет, Гоша! Как спалось?
   - Не знаю, Янка, - он попробовал пожать плечами, но сердце тут же закололо. – Слушай, но я же ведь, того, вроде как погиб?
   - Ну и что? – близняшка хитро прищурилась. – Мы вообще-то тоже. Но как видишь, я сижу перед тобой живая и здоровая. Только не выспавшаяся. – И тут же она без перехода перескочила на другую тему. – Жаль, что желание всего одно исполняется. Ты так и не нашел своих родителей.
   - Зато друзья живы, - спокойно возразил Каджи. – Без вас я ничто.
   - И враги, к сожалению, тоже выжили, - встрепенулась девчонка. – Чпок, гад такой, сейчас ходит по школе весь из себя гордый такой и врет всем подряд, что если бы не он, отважно прикрывавший твою спину, то тебе ни за что не добраться б до Алтаря Желаний.
   - Ну и пусть себе врет, тебе жалко, что ли? - улыбнулся Гоша. – И хорошо, что враги тоже живы, без них здесь стало бы скучно.
   - А лахудра знаешь, что заявила мне, когда пыталась сюда прорваться? – Янка недовольно сморщилась. – Видишь ли…
   Но что там такого заявила Луиза, мальчишка так и не узнал. Дверь в палату раскрылась, и на пороге показались двое. Верд-Бизар пытался решительно пройти вперед, а маленький и щуплый старичок в белом халате с редкой бороденкой на суховатом строгом лице ему мешал, раскинув руки в стороны. И был он невероятно похож на корейца.
   - Сейчас сюда нельзя посторонним, директор! Мальчик еще не поправился.
   - Уйди Диорум, не доводи до греха! – возмутился Этерник. – Это я-то посторонний? А она тогда кто?
   Директор размашисто ткнул указательным пальцем в сторону кресла. Гвардии лейб-медик Хилкровса только пожал плечами и твердо высказался:
   - Сам прекрасно знаешь, Тэри, что она – не посторонняя.
   Но Верд-Бизар уже ловко для своего возраста прошмыгнул между косяком двери и Паком. И даже кулаком ему погрозил:
   - Дождешься ты у меня, Ди, уволю! Никакого уважения к директору, - совсем не строго возмутился Этерник, на что врач только махнул небрежно рукой, мол, не первый раз слышу. А Верд-Бизар, подобрав полы длинноватой мантии, уже приблизился к креслу и поинтересовался у Янки, чуть склонив к ней голову и лукаво-заговорщически улыбаясь: - Ты почему не на уроке, Лекс?
   - А …у нас сейчас заклинания. Меня профессор Мардер отпустила ненадолго, - девчонка быстренько подорвалась из кресла. – Вы присаживайтесь, директор.
   - Я-то присяду, - они поменялись местами. – Вот только нашла, кого обманывать. У вас сейчас зельеварение, и профессор Джакетс тебя совсем не отпускала. Ненадолго говоришь? Да ты, Яна, уже вторые сутки отсюда не вылазишь. А ну живо марш спать! – грозно скомандовал Этерник, правда, тут же мягко добавил: - На сегодня я тебя освобождаю от уроков. И не бойся, никуда твой герой не денется. Пак его живо на ноги поставит, и уже завтра увидитесь на трансфигурации. Иди, иди, нам поговорить нужно с глазу на глаз.
   Близняшка, нехотя, поплелась к выходу, расстроившись, что ее выгнали на самом интересном месте. Но директор окликнул ее уже на пороге:
   - Совсем забыл, Яна, напомнить тебе, что у лахудры есть не такое уж и плохое имя. И не подумай, что это она пожаловалась.
   Когда дверь за девчонкой закрылась, Верд-Бизар чуть странно вытянул шею, словно прислушиваясь к чему-то. А потом хитро подмигнул Каджи и, приложив палец к губам, шепотом сказал:
   - Подслушивает, - и мягко улыбнулся, небрежно махнув рукой. – Ну и пускай.
   И помолчав несколько секунд, директор уже нормальным голосом предложил, загадочно сверкая карими глазами, молодыми и задорными, из-под седых бровей:
   - Если есть вопросы – спрашивай, пока меня Пак отсюда не выгнал.
   Вопросов было такое море, что Каджи тут же забыл больше половины из них, перепутав, с чего хотел начать:
   - Директор, нас ведь накажут?
   - Нет, - сильно удивился Этерник. – С чего это ты так решил?
   - Ну, - смутился Каджи, не ожидавший такого тона, - мы же ведь забрались туда, куда вы запретили. Да и вообще…
   - Если уж говорить в твоем стиле, Гоша, то вы вообще победили того, кого победить очень сложно.
   - Вы о Вомшулде говорите, директор? Так это я случайно.
   - Нет, Гоша, не о Вомшулде, не ко сну будь помянут. Вы победили себя. Каждый из вас справился с тем темным, что у многих из нас присутствует в душе. Даже Гордий, чего я, скажем честно, от него не ожидал. И хотя у Чпока это всего лишь временное явление, но кто ж знает, как он поведет себя дальше. И вы, я думаю, поняли, что победить настоящего противника и преодолеть опасности, подстерегающие на жизненном пути, намного проще - объединившись. И с друзьями, и порой с, казалось бы, врагами. А о том, как ты поступил, вообще разговор отдельный. Не каждый решится пожертвовать собой. Ты станешь со временем очень сильным волшебником.
   - Вряд ли, директор.
   - А ты не прибедняйся! – строго возразил Верд-Бизар. – Даже мы учителя не все знали, как действует Алтарь. А ты смог понять, что желание заказывает тот, кто приносит свою жизнь в жертву его исполнения. А уж претворить это знание в жизнь - далеко не каждому дано. Кстати, Гоша, а как в точности звучало твое желание, не поделишься?
   - Чтобы все, кто шел со мной к Алтарю, остались живы и невредимы.
   Директор задумался и высказался потом совсем непонятно для Каджи, видимо только для себя:
   - Странная вещь эти слова. Стоит произнести всего на одно меньше, и дальше жизнь уже чуть по-другому пойдет…
   - Директор, а как же я остался в живых? – смущаясь, спросил парнишка. – О себе я тогда как-то не задумывался. Решил, что предсказание должно в любом случае исполниться.
   - Здесь все просто, Гоша. Когда замок вздрогнул от твоего желания, мы поняли, что произошло что-то ужасное. И все отправились туда более короткой дорогой, - увидев удивление во взгляде парнишки, директор пояснил, - через зеркало, сразу в ту комнату, где оно и стоит. Кстати, Вомшулд туда пробрался так же. Он-то уже знал дорогу. Ну, а тебя воскресила живая и мертвая вода. Мертвая уже давно у меня имелась. А живую - по моей просьбе достали.
   Каджи понимающе кивнул головой, вспомнив посещение Меридой квартиры парочки очень симпатичных вампиров. И тут же парнишку осенило:
   - Так вы заранее знали, директор, обо всем, что произойдет?

Картина дня

наверх