Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь желаний (страница 29)

   Это ему удалось. Удар каблуком показался виверне хотя и слабым, но чертовски обидным. И она послала вдогонку камикадзе струю пламени, от которой он удачно увернулся, выполнив мертвую петлю. Правда, при этом Роб чуть в потолок не вписался, разминувшись с ним в последнюю секунду, но коленку все же ободрал.

Увидев, что зря потратила столько дефицитного топлива, виверна окончательно расстроилась. Испустив дикий нецензурный вопль, она помчалась за обидчиком. Даже цепочка не удержала ее на месте, тут же разлетевшись на отдельные звенья.
   А наши друзья, превратившись в статуи, зачарованно наблюдали за схваткой двух ассов. Правда, до тех пор, пока на них не рявкнула во всю глотку Анька:
   - Живо к двери! – И даже с силой толкнула Каджи, который слегка замешкался. – Тебе особое приглашение надо? Роб, что там, зря рискует?
   Дружной толпой они промчались к полоске света, только пыль столбом стояла. Расхлебянив приоткрытую дверь во всю ширь, ребята влетели внутрь, ожидая, что с минуты на минуту к ним присоединится их товарищ. Но вместо этого из зала послышался оглушающий рев виверны. Каджи почему-то почудилось, что рев этот был торжествующий.
   А оказались они в небольшом помещеньице, от которого в разные стороны веером уходили три коридора, вполне достаточно освещенные горящими на равном расстоянии друг от друга факелами.
   - Здесь что-то написано, - Луиза заинтересованно приблизилась к стене напротив двери.
   Остальные сгрудились около вейлы, с любопытством вглядываясь в каменную табличку. А на ее чуть шероховатой поверхности под их пристальными взглядами проявлялась темно-красная надпись из неровных загогулистых букв. И когда она проступила полностью, Олира прочитала вслух:
                                          Направо – путь в никуда.
                                  Прямо – тоже ерунда.
                                  Слева – лабиринтов сеть,
                                  А назад вам просто не успеть.
                                  И лишь найдя дорогу к Алтарю,
                                  Ты сможешь изменить судьбу.

   Все дружно оглянулись назад и поняли, что табличка сказала им правду. Мало того, что дверь самостоятельно захлопнулась. Так еще прекрасно было слышно, как с той стороны к ней грузно привалилась чья-то внушительная задница. Кому она принадлежала – сомнений не вызывало. Но создателю ловушки и этого показалось мало: дверной проем на глазах потрясенных учеников просто престал существовать, заложившись блоками. Теперь напротив таблички была обыкновенная стена без малейшего намека на выход.
   - А как же Роб? – в голосе Янки послышались слезы.
   - Надеюсь, он догадался убраться из подвала подальше, - ответил Каджи, хотя никакой надежды внутри себя не чувствовал. Только тоска поселилась около сердца.
   - А нам что дальше делать? – спросила другая близняшка, внимательно изучая надпись на стене. – Куда направимся? Судя по надписи, без разницы, все равно будем здесь бестолку шарахаться.
   - Должен быть какой-то выход, - уверенно сказала Луиза. – Это же всего лишь ловушка, а не тупик. – Она задумалась ненадолго. – Уверена в этом на сто процентов. Так же как и в том, что этот ребус придумал Этерник. Вполне в стиле директора, провалиться мне на этом самом месте…
   И они все вместе провалились в буквальном смысле слова. Пол под ребятами просто исчез на краткий миг, а когда они пролетели вниз, сверху уже был нормальный сводчатый потолок. И тот, кто все это придумал, определенно знал, где они упадут. Потому то и не поленился соломки подстелить. Хотя пролетели ребята всего лишь этажом ниже, но приземлились на здоровые охапки сена. Только радости все равно не прибавилось.
   Компания оказалась в маленькой комнатке, очень похожей на камеру заключения. У одной из стен они увидели деревянные нары, такой же стол в углу, кривоногий табурет, пристроившийся рядом. И скелет, сидящий на нем, откинувшись к стене. Второй обнаружился, дремлющим на нарах. Окон совсем не было, даже забранных решеткой, но зато имелась очень крепкая надежная дверь. И что самое странное, она оказалась закрытой изнутри на большой амбарный замок, капитально проржавевший.
   - Картина Репина “Приплыли, гости дорогие”, - вздохнула Янка, стряхивая с мантии приставшие соломинки. – И на кой ляд нужно было желать провалиться, а, Олира? Теперь вот сидим мы в темнице, орлы молодые…
   Вейла ничего не ответила, пораженная не меньше других. Зато Чпок, оказавшийся большим любителем ломать и крушить, тут же предложил:
   - Давайте дверь вышибем, всего и делов то.
   - Разве что, используя твою бестолковку вместо тарана, - отозвалась Янка.
   А потом близняшки принялись шушукаться между собой. И уже через пару минут приступили к реализации плана “Б”, как высказалась Аня.
   И был он не таким уж и мудреным. Чпоковский совет приняли, только девчонки внесли в него весомые коррективы. Яна, легко и не напрягаясь, уменьшила амбарный замок до размеров тех, что раньше вешали на почтовые ящики. А ее сестренка слегка покорпела над табуреткой, предварительно осторожно попросив скелет подвинуться. Он и подвинулся, едва она дотронулась до него, рассыпавшись в пух и прах. Видать давно тут сидел.
   Из табурета близняшка смогла трансфигурировать дубинку, не сказать что увесистую, но вполне достойную. Ее то девчонка и преподнесла Гордию, смахнув со лба бисеринки пота, выступившие от затраченных усилий.
   - Ты предложил – тебе и махать.
   А Чпок только обрадовался, расплывшись в улыбке. И Каджи обратил внимание на то, что когда мальчишка просто улыбается, не выпячивая свой гонор наружу, не такой уж он и противный, оказывается.
   Гордий покрутил дубиной в воздухе, красуясь перед девчонками и заодно привыкая к ней. А потом со всей дури двинул по замку, от орудия труда только щепки полетели. Затем еще раз, и еще. Но к его большому огорчению, долго изображать из себя Геракла, не пришлось. Уже после третьего удара замок разлетелся на запчасти, только дужка осталась болтаться в петлях массивного засова.
   - И все? – разочарованно протянул Чпок, отбрасывая дубинку в угол застенка.
   - А ты, похоже, собирался здесь до лета задержаться, чудик? – Аня устало поднялась с нар: трансфигурация в такие краткие сроки сожрала у нее кучу сил. – Дальше пойдем или здесь пикник устроим?
   На шутку силы у девчонки все же нашлись. И даже на легкую улыбку хватило. Не собираясь задерживаться в скучно-молчаливом обществе скелетов, ребята гурьбой высыпали из камеры в неширокий, но длинный коридор, оказавшись в его середине. Только, наверно, зря они так поспешили. Могли бы еще немного насладиться тишиной и спокойствием застенка.
   Дверь, из которой они вышли, уже привычно растворилась без следа. Правда, тут же появилась другая – в конце коридора. Вот только не она одна появилась. На противоположном его конце тоже кое-кто нарисовался, помахивая в нетерпении сразу тремя хвостами и пуская пар из ноздрей.
   Таких кошек Каджи раньше не видел. Ростом она была не меньше его самого. В глазах ни одной мысли, кроме желания пожрать. Клыки торчат наружу, и верхние и нижние в перехлест. Лапы такие здоровые, что лев и в подметки не годится. А уж когда киса царапнула пол коготками, выдрав парочку каменных плит, а третью раскрошив, да еще и облизнулась раздвоенным змеиным языком, ребята не выдержали, задав стрекача.
   Но вот что удивительно, чем дольше и быстрее они бежали к заветной двери, тем дальше, и все ускоряясь, она от них отодвигалась. Зато монстр позади неумолимо приближался, еще чуть-чуть и праздник живота у него начнется однозначно. И тут Каджи осенила гениальная по своей глупости мысль. И он не замедлил ее высказать вслух, прерываясь, чтобы глотнуть воздуха в разрывающиеся от такого бега легкие:
   - К опасности …нужно …развернуться …лицом. …Поняли?
   - Сдурел? – выдохнула Янка, зло сверкнув на него глазами и пытаясь обогнать.
   Чпок, наоборот, кивнул головой, соглашаясь. И Гоша схватил Янку за руку, резко тормознув, так что она едва не растянулась на полу от неожиданности. Потом парнишка повернулся навстречу монстру, краем глаза успев заметить, как Гордий повторил его маневр, прихватив по пути окончательно выбивающуюся из сил Аню.
   И их тут же понесло к заветной двери. А ребята дружно заорали вейле, срывая голоса:
   - Да остановись ты! Луиза, развернись к ней лицом!
   - Не могу… Страшно…, - донеслось до них уже издалека от продолжающей бежать им навстречу Олиры, но в результате только стремительно удаляющейся.
   Каджи даже показалось, что он увидел, как монстр вытянулся, зависнув в прыжке. Но может, всего лишь показалось, слишком уж далеко от них была девчонка. Да и дверь, в которую их занесло спиной вперед, тут же громко захлопнулась. И ребята оказались почти в полной темноте в каком-то просторном помещении, потому что эхо тут же неоднократно повторило Анькин вопрос:
   - Прорвались?
   - Не все, - грустно ответил Гоша, разворачиваясь уже от сплошной стены.
   Далеко впереди виднелся свет, похоже, что в конце еще одного коридора. Ну, кто так строит, кто так строит? А вблизи маячили десятки глаз, устремивших свои плотоядные взгляды на добровольно пожаловавший ужин.
   - Люмос, - скомандовал Чпок, и из кончика его палочки вырвался пучок света, ударивший в сводчатый потолок и вернувшийся на пол блеклым отражением.
   От этого пятна и шарахнулись в разные стороны перепугавшиеся меховые колобки.
   - А-а-а!!! – не сговариваясь, дружно заорали в четыре глотки ребята, опять бегом бросившись через толпу дэймолишей навстречу далекому свету в конце тоннеля.
   И многоголосое эхо испуганно заметалось под высокими сводами потолка. Зато колобки, в крайнем случае, ближайшие к ребятам, замерли в неподвижности, оглушенные их громким криком. А они, продолжая орать скоропостижно хрипнущими голосами, неслись вперед, не разбирая дороги. Правда, Каджи на бегу даже успел отфутболить парочку оказавшихся на пути дэймолишей. В сборную его точно взяли бы, если б тренер рядом оказался.
   Вот только, похоже, что приключения подошли к своему логическому концу, хотя ребята топали, с трудом передвигая ноги, уже в середине коридора. Позади них послышался мягкий шелест, словно осенний ветер гнал опавшую листву. Колобки слишком уж шустро оклемались и бросились вдогонку за ускользающей едой.
   А тут еще Анька, неуклонно отстававшая, совершенно обессилев, резко остановилась, развернувшись в обратную сторону.
   - Все, больше не могу, - выдохнула она, сверкнув слезами на глазах. – Дальше без меня. Люмос!
   Из ее палочки вырвался тоненький лучик света, ударивший в приближающегося самого голодного и нетерпеливого колобка. Он тут же рассыпался пеплом, а Аня перевела луч чуть дальше, выискивая следующую цель.
   - Анька, совсем сбрендила?! - следующей встала как вкопанная другая близняшка. – Это что ж получается, нам совсем-совсем капец настал? Люмос!
   Из ее палочки вылетел более солидный пучок света, зажаривший сразу троих дэймолишей, необдуманно приблизившихся к ее сестре. А та в ответ только устало пожала плечами, лихорадочно водя световым лучом во все стороны, словно длинными очередями из “калашникова” поливала.
   - …, черт возьми, …! …, …, вас обеих! – Каджи, оказавшийся сравнительно недалеко впереди, бросился назад, вспоминая все ругательства, какие только слышал на автозаводских улицах. – Урою!
   Правда, совсем непонятно к кому этот рык относился. Все-таки к колобкам, вернее всего. Да только не судьба была Гоше в этот раз развлечься с дэймолишами. Буквально уже на втором шаге, парнишка наступил на какую-то хитрую плиту, и она тут же стала проваливаться вниз. Он сразу же дернулся назад, свалившись на пол и откатившись к тому месту, откуда и бросился на выручку близняшкам. И вовремя.

Картина дня

наверх