Замок Хилкровс

994 подписчика

Книга 1. Алтарь Желаний (страница 17)

   Вот только ребята тоже видимо стеснялись своего порыва к прекрасному, заполнив в основном задние парты и середину класса. Поэтому свободные места нашлись только ближе к доске. И Яна уверенно направилась туда. Каджи старался не отставать, правда, всем своим видом показывая присутствующим, что он в гробу бы видел все волшебное искусство вместе с дизайном, да вот довелось провожать подругу.

А то назад в башню придется поздно возвра-щаться, стемнеет уже. Возьмет да и заблудится еще в замке.
   Гостья из Шармбатона появилась перед собравшимися легко, непринужденно и неожиданно. Потом Дрима лучезарно улыбнулась, пробежавшись скользящим взглядом зеленых глаз по классу, заполненному под завязку. И перешептывания среди учеников тут же затихли.
   - Честно говоря, я не ожидала, что желающих изучать дизайн и волшебные искусства окажется так много, - голос учительницы был звонкий и музыкальный, с тонкими переливами по ходу речи. – Что ж, я только рада этому. И давайте начнем наш первый урок. Я же прекрасно понимаю, что хочется еще и отдохнуть в воскресенье вечером.
   Дрима подошла к учительскому столу, взяла стопку белых листков ватмана и, не глядя, швырнула их в сторону учеников. Каджи, которому показалось, что стопка врежется прямо ему в лицо, даже руки вскинул, закрываясь ладонями. Сзади раздался легкий смешок. А бумага, разлетевшись из общей стаи на отдельные листочки, самостоятельно распределилась среди учеников. Дизайнерша в это время была занята поисками карандашей в ящике стола, а потому даже не обратила внимания на происходящее в классе. Карандаши вскоре нашлись, и слава светлым силам, что она не стала их метать как пучок дротиков в учеников, а не поленилась пройтись по классу и каждого одарить письменной принадлежностью вкупе с обаятельной улыбкой.
   - Вот теперь я думаю, что у вас есть все необходимое для создания настоящего шедевра. Ведь никто из вас не забыл в спальне фантазию? А больше вам ничего и не нужно. Дерзайте ребятки, а я посмотрю, как вы это делаете. Поговорим позже. И если у вас получится оживить свое творение, то это будет бесподобно.
   Сама Дрима подошла к школьной доске и стала обычным мелом набрасывать там эскиз собственного рисунка, не забывая время от времени посматривать на ребят.
   Янка тут же увлеченно ухватилась за карандаш левой рукой и стала что-то черкать на листочке, иногда искоса бросая короткие взгляды на недоумевающего Гошу. И даже кончик языка высунула от усердия. Правда потом спрятала его обратно, задумавшись и уставившись на миг в потолок. И почти сразу же улыбнулась хитро, прикусила слегка нижнюю губу и окончательно провалилась в трясину творчества. А правой рукой Янка прикрывала свое творение от любопытствующего друга. Выглядело такое поведение близняшки диковинно и забавно. Она же не левша, это Каджи точно знал. На уроках девчонка писала правой рукой, да и во время еды Гоша не замечал за ней подобных странностей.
   - А ты чего левой-то рисуешь? - не вытерпел парнишка.
   - Не мешай, просто мне так удобнее. И вообще перестань вертеться, займись лучше делом. Тебе тоже дали листок и карандаш. Вот и рисуй.
   - Да я рисую как курица лапой!
   - Соблюдайте тишину, пожалуйста, - Дрима уже закончила свой шедевр и повернулась к классу. – Уважайте остальных.
   - Я тоже, - в ответ завистливо прошипела Янка, всматриваясь в то, что получилось у преподавательницы.
   На доске красовалось стилизованное под графику зеркальное отображение их класса. Янка даже узнала себя в легком наброске, изображающем как она высовывает язык, а потом пялится в потолок. И так раз за разом. Близняшка тут же ожесточенно принялась дальше черкать на своем листочке.
   Гоша вздохнул, заранее зная, что у него ничего не получится. Потом хмыкнул, обрадовавшись неожиданно пришедшей в голову мысли. И попытался изобразить представившуюся картинку.
   Да уж, это было что-то! Сеятель облигаций в исполнении Остапа Бендера – несомненная вершина реализма по сравнению с Гошиным творением. Ну, ладно, не вершина – всего лишь маленький бугорок. Ведь и Каджи тоже очень старался хотя бы чуточку приблизиться к недостижимому реализму, плотно сжав губы и занимаясь совершенно непривычным для себя делом.
   А Дрима уже расхаживала между рядами парт и любовалась тем, что получилось у добровольцев, явившихся на поле битвы с волшебным искусством. И скажем так, подавляющее большинство из них или уже погибло или валялось тяжело ранеными. Правда, некоторые из учеников все-таки смогли одержать победу. Одного старшеклассника, тут же покрасневшего как пожарная машина, учительница даже ласково потрепала по загривку, взъерошив его аккуратную прическу.
   - Если ты в будущем не станешь знаменитым художником, то значит, не станешь ни кем.
   Вскоре очередь дошла и до наших друзей.
   - Давайте посмотрим, что у вас получилось, - Дрима склонилась над Янкиным рисунком, и ноздри ребят защекотал душистый цветочный аромат лаванды. – Н-да… Странно и непривычно.
   - Просто это нарисовано в стиле аниме.
   - Не знаю такого, - учительница глянула мельком на Каджи и, изогнув губы в улыбке, продолжила. – Но забавно. И если отбросить в сторону условности изобразительного искусства и некоторые мелкие шероховатости, то вполне соответствует оригиналу. Совсем неплохо.
   Гоша тоже внимательно вгляделся в то, что нацарапала на ватмане его подружка. И, отбросив условности и шероховатости, узнал в портрете себя. Правда, по-мультяшному непривычно большеглазого и почти безносого.
   - Синцера, - Дрима направила палочку на рисунок, и портретный Гоша принялся озадаченно почесывать затылок. – А у тебя что получилось?
   - Ничего не получилось, - парнишка смущенно протянул свой листок. – Я совсем не умею рисовать.
   Ловью глянула на то, что оказалось у нее в руках, и тихонько засмеялась, возвращая рисунок обратно.
   - Совсем уж прибедняться не стоит. Рисовать, конечно, ты не умеешь совершенно, но зато душу вложил. Посмотри сам.
   И Каджи на пару с Янкой с удивлением принялись разглядывать то, как пародия на человечка постоянно падала на задницу, спотыкаясь о вытянутую другой фигуркой ногу.
   - Молодец! – похвалила его Дрима. – Ты ухватил самое главное в любом творчестве, хотя я еще только собиралась вам об этом рассказать. Слушайте все и запоминайте, это очень важно. Если вы хотите создать настоящее произведение искусства, а не подделку, то всего-то навсего, в него нужно вложить частичку своей души. Так можно оживить почти любую вещь. Стоит только этого очень захотеть. А магия всего лишь помогает, не более того.
   Учительница приблизилась к школьной доске и, став непроницаемо серьезной и даже хмурой, направила на нее свою волшебную палочку через плечо, продолжая внимательно вглядываться в лица учеников.
   - Индиферро! – и фигурки учеников на доске застыли неподвижно. – Но всегда существует опасность, что кто-то сможет эту частичку души изъять, когда ему надоест ее вкладывать.
   Дрима Ловью уселась за стол, став опять улыбающейся, как и прежде.
   - У кого есть вопросы? Не стесняйтесь…
   И они посыпались градом, вопросы: от самых простых до заумно-заковыристых. Только Каджи сидел молча, словно его пыльным мешком по голове приласкали, озаренный неожиданно пришедшей мыслью.
   То, что ему сегодня латы чуть не сделали модную стрижку “Всадник без головы” – это не прискорбная случайность. Просто кто-то в замке очень хорошо умеет и вкладывать душу, и отнимать ее у других. И, кажется, Гоша догадывается кто это такой шустрый. Так что Мэри поторопилась, когда заявила, будто ему в Хилкровсе ничто не угрожает, так как здесь нет места для плохих людей. Как минимум для одного злодея оно было забронировано заранее. А оплатил бронь наверняка ненавистный и вездесущий Вомшулд Нотби.
   Но задумчивость у Каджи прошла уже на ужине. А тот был на высоте в честь возвращения блудного друга. Баретто увлеченно рассказывал о прошедшем матче по квиддичу, разговляясь за обе щеки полюбившейся ему пиццей. Как Роб и ожидал, Эйсбриз разделал Фалстрим в пух и прах. Да под конец игры их ловец еще и золотой снитч поймал, поставив на игре жирную точку. Хотя фалстримцы должны были бы летать как орлы, учитывая их вчерашние клювы. Но они скорее ползали по небу на карачках, словно свиньи в огороде.
   А девчонки со смешками и прибаутками поведали историю о чудо-конфетах. Их, оказывается, мама приготовила, по настоятельной просьбе близняшек. Конфетки с хитростью: если принимаешь угощение с чистым сердцем и такими же мыслями, то ничего с тобой не случится. Ну, а в противном случае – результат на лицо. Жаль только, что действуют они всего один день. И Каджи согласился с сестрами, что Чпоку лучше бы навсегда остаться клювоносым вислоухом. Или вислоухим клювоносом, - без разницы, все равно это его настоящий образ, а не та маска, в которой он ходит постоянно.
   А Гордий что-то слишком уж быстро забыл о своем забавном виде. Теперь он вышагивал по школе важно, точно истинный лидер, и настоящих волшебников вокруг него немного прибавилось. Вот только он где-то оставил по забывчивости свой павлиний хвост. Но его отсутствие не помешало Чпоку ехидно поинтересоваться у Каджи при толпе любопытствующих, когда они повстречались в дверях Большого зала:
   - К парикмахеру ты последний? – и сыграв бровями в сторону застывшего на постаменте латника, Гордий мерзко оскалился и протопал мимо, не забыв двинуть Гошу плечом так сильно, что парнишка отлетел к стенке. – Скажи другим, чтоб за тобой больше не занимали очередь. А, хотя не стоит. Дураков, кроме тебя, в школе мало. И чем меньше станет, тем лучше.
   Затевать прилюдно ссору Каджи совсем не хотел. Преподавателей в Большом зале хватало с избытком, а он уже выбрал лимит штрафных баллов на сегодня. Потому и стерпел выходку Чпока. Но если не считать этой мелкой стычки, то остаток воскресного вечера прошел вполне спокойно и даже плодотворно. А Таня Сантас на его штрафные баллы просто махнула рукой, сказав, что бывало и похуже, а Кинг – паразит еще тот.
   Друзья все вместе забились в комнату к ребятам. Бардер оказался парнем совсем не глупым и тут же слинял, чтобы не мешать серьезному разговору. И он не забыл прихватить с собой в гостиную Барни. Уже через пару минут оттуда донесся веселый смех заждавшихся своего кумира фанатов клуба “Потехе жизнь, учебе – и час выше крыши”.
   Девчонки похвалили Роба за чистоту и аккуратность на его стороне, слегка пожурили Гошу за творческий беспорядок у него, а на Шейма просто махнули рукой – горбатого только лопатой по хребту исправишь. И расселись кто куда, приготовившись внимательно слушать Каджи.
   А ему некуда было деваться, да и не хотелось больше прятаться как улитка в своей скорлупе. Все-таки наказание послужило ему хорошим уроком. Парнишка именно сейчас понял, когда жизнь опять наладилась, насколько прекрасно иметь НАСТОЯЩИХ друзей. А его друзья самые настоящие: и поддержат когда надо, но могут и в тык дать, не постесняются.
   И он выложил им все начистоту, насколько сам знал историю своей жизни. И рассказал даже о том, что сперва все же хотел оставить при себе: о вампире, нападении оборотней, так же и про посох проболтался, несмотря на строжайшее предупреждение Мойши молчать на этот счет. И даже больше того: Каджи поделился с друзьями своими мыслями, о возможных причинах его злоключений в школе в лице преподавателя защиты от темных сил Своча Батлера. А уж идея найти Алтарь Желаний сама вырвалась на свободу, не спрашивая его разрешения.
   Его выслушали на самом деле внимательно. И спокойно, без ненужных вопросов и излишних междометий. Теперь друзья Каджи знали о нем столько же, сколько и вы, читатели. А когда Гоша закончил свое повествование, то в комнате повисла тишина. Не напряженная, а задумчивая. Правда продержалась она минуты две от силы.
   - Ты влип, кекс! – нескольких дней общения с близняшками вполне хватило для образованного и воспитанного Баретто. – Придется съесть.
   - Тебе что пиццы мало, обжора? – поразилась Янка, встав на защиту друга. – Смотри, лопнешь…

Картина дня

наверх